Должна ли доверенность, выданная одному из заместителей руководителя Банка, предусматривать право составлять и подписывать векселя Банка?
  

Доверенность, выданная одному из заместителей руководителя Банка, даёт ему право заключать все виды сделок (договоры, соглашения, контракты и т.п.), а также дополнительные соглашения к ним, подписывать акты, счета и иные документы, связанные с заключением, изменением, исполнением и прекращением указанных сделок.
Достаточно ли указанного объема полномочий для того, чтобы данное лицо могло подписывать от имени Банка векселя?

 
М.Е.Комарова, ОАО «БИНБАНК», Директор депозитно - вексельного центра
 

Доверенности на имя заместителя председателя правления банка дает ему формальное право не только на заключение договора, который будет положен в основание выдачи векселя, но и на подписание других документов, связанных с исполнением заключенных сделок.

Если подписание векселя может быть рассмотрено как подписание иных документов и его можно считать действием, связанным с исполнением заключенного договора, который положен в основание выдачи векселя, то следует признать наличие соответствующих полномочий у указанного лица. На этих же основаниях указанное лицо будет вправе подписать акт о передаче векселя первому держателю, как документ, связанный с исполнением заключенного договора.

Если же вексель для векселедателя будет являться неким абстрактным документом (например, при отсутствии или не доказанности или недействительности договора, лежавшего в основании его выдачи), то полномочий указанного должностного лица на его подписание, по нашему мнению, будет не достаточно. Правда, указанное обстоятельство вряд ли может быть положено в основу вексельных возражений, заявляемых не первому держателю, который не знал и не мог знать об отсутствии или недействительности оснований к выдаче векселя. Однако, данное обстоятельство всегда может быть противопоставлено первому держателю векселя с теми последствиями, что тот вряд ли сможет обосновывать свои права по векселю нормами вексельного закона.

Вместе с тем, нужно отметить, что одно лишь подписание векселя (без его вручения первому держателю) само по себе не создает ни прав ни обязанностей. Поэтому сделкой такое подписание не является. Ввиду этого считать подписание векселя всего лишь видом сделки, которую совершил представитель, по нашему мнению, было бы ошибочно.

При оценке полномочий представителя, действующего по доверенности, выданной Генеральным директором (Президентом Банка), следует также изучить вопрос о том, при каких условиях подпись Президента Банка на векселе создает обязательства по векселю у самого Банка. Президент не может передоверить прав больше, чем те, которыми располагает сам. Поэтому, если в Уставе Банка имеются ограничения полномочий Генерального директора (Президента) на выдачу и подписание векселей от имени Банка, то эти же ограничения будут действовать для поверенного.

Приобретатель векселя, если он не проверяет наличие полномочий на подписание векселя, а сверяет лишь внешний вид подписи на векселе с образцом, который считает для себя достоверным, в нынешних условиях правоприменительной практики будет нести риски неполучения платежа, если должник докажет отсутствие полномочий у подписанта.

Вообще говоря, ссылка на отсутствие полномочий (или на превышение полномочий) подписанта возможна лишь только в отношении лица, которое знало или не могло не знать о пороках правомочий подписанта, поскольку относится к категории личных возражений. Но сегодняшняя правоприменительная практика исходит из того, что в иске по векселю, подписанному с превышением полномочий должно быть отказано безотносительно к тому, знал об этом векселеприобретатель в момент приобретения векселя или нет. Такой отказ в иске, по мнению судов, создает основания у держателя обратиться с самостоятельным иском непосредственно к лицу, которое подписало вексель с превышением полномочий (ст. 8 Положения о векселях).

По нашему мнению, сфера применения ст. 8 Положения о векселях распространяется лишь на случаи, когда должник создал для неопределенного круга лиц условия, при которых каждое заинтересованное лицо перед приобретением векселя может (вправе) ознакомиться с кругом полномочий подписанта, установленных доверенностью. При отсутствии такой возможности безоговорочно перекладывать риски на неосведомленного приобретателя представляется не вполне справедливым, если не предоставить ему возможности потребовать исполнения и возмещения убытков от лица, которое передало ему такой вексель (п. 2 ст. 147 ГК РФ), не предупредив о пороках правомочий подписанта. Но на сегодняшний день реалии правоприменительной практики таковы, что приобретатель векселя полностью принимает на себя все риски негативных экономических последствий, связанные с тем, что у подписанта не было полномочий на подписание векселя от имени названного в векселе лица. Право, установленное п. 2 ст. 147 ГК РФ в таких случаях держателем векселя реализовано быть не может, поскольку вексель, подписанный с превышением полномочий, не рассматривается как подложный или поддельный.

Таким образом, считаем, что в доверенности должностным лицам на право подписывать векселя Банка, должно быть прямо предусмотрено это право: “выдавать и подписывать векселя банка”.

 
13.12.2006 Гудков Ф.А.,
Советник АУВЕР,
член Экспертного Совета при Бюджетном Комитете Государственной Думы РФ,
член Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам ТПП РФ
 
Ваш вопрос Задать вопрос экспертам АУВЕР
 
  Поиск Вернуться в раздел >>
 
Версия для печати
РЕКЛАМА
ИНФОРМАЦИЯ
Rambler's Top100