О правомерности задержки оплаты векселя со ссылкой на необходимость проверки подлинности
  

При предъявлении простого векселя к платежу, на какой срок плательщик по векселю может обоснованно, согласно законодательству, задержать оплату, например, ссылаясь на необходимость произвести проверку векселя на подлинность?

Положение о переводном и простом векселе (статья 40) освобождает вексельного должника от обязательств в случае, если "с его стороны не было обмана или грубой неосторожности".

Оплата поддельного векселя - типичный пример грубой неосторожности. Более того, Стандарт выдачи и погашения векселей (п. 2.2.) дает плательщику право проведения экспертизы, при условии, что она будет "проведена в такой срок, чтобы у векселедержателя оставалось достаточно времени для совершения протеста".

 
ЗАО "Росар"
 

Вексельное законодательство, а также общие положения ГК РФ о ценных бумагах и об исполнении обязательств не содержат в качестве законного основания к задержке исполнения по ценной бумаге необходимость проверки ценной бумаги на подлинность.

В соответствии с п. 2 ст. 147 ГК РФ отказ от исполнения по ценной бумаге со ссылкой на отсутствие основания обязательства или на его недействительность, не допускается. Это императивная норма. Поэтому всякую задержку платежа по инициативе должника, мотивированную недействительностью ценой бумаги ввиду подозрений на фальсификацию, надлежит считать отказом в платеже.

Указанные действия вексельного плательщика создают основания для обращения с иском к нему или к индоссантам о взыскании долга. В своих возражениях против этого иска обязанные лица (ответчики) должны ссылаться на обнаруженный факт фальсификации или иной подделки. Суд будет принимать решение о том, насколько убедительны доводы ответчиков и могут ли доказанные факты фальсификации быть положены в обоснование снятия ответственности с должников.

Если между векселедателем и векселедержателем существовала договоренность о порядке предъявления векселя к платежу, из которой следует, что векселедатель вправе задержать своевременное перечисление денег в целях проверки подлинности векселя, то такая задержка платежа будет правомерной в отношениях между векселедержателем и вексельным плательщиком. В этом случае задержку платежа нельзя считать отказом от платежа. Вопрос видимо в том, считать ли передачу векселя на экспертизу предъявлением требования об оплате или не считать.

Вместе с тем, следует учитывать, что если передача векселя для проверки подлинности совпадает с предъявлением требований об оплате, то договоренность сторон об отсрочке платежа в связи с необходимостью проверки векселя на подлинность, не изменяет сроков для совершения протеста векселя в неплатеже. Не продлевает этих сроков и не меняет начала их исчисления. Указанная договоренность не является основанием к отказу в удовлетворении регрессного иска к индоссантам векселя. При заявлении регрессных исков к индоссантам ссылка на то, что сроки протеста были упущены из-за проверки векселя на подлинность, будет не состоятельна.

Вообще говоря, я полагаю, что если векселедатель требует проверки векселя на подлинность по своей инициативе, то векселедержатель вправе не отдавать ему ценную бумагу для этих целей, и может сразу обратиться к нотариусу за протестом, а затем с регрессным иском к индоссантам или сразу обратиться в суд с прямым иском к вексельному плательщику. Вопрос о подлинности ценной бумаги должен решаться в суде в порядке проверки обоснованности возражений ответчика против требований истца оплатить долг по векселю.

Если нотариус опротестует фальшивый вексель, то акт нотариуса может быть обжалован в суде любым заинтересованным лицом, которое ссылается на фальсификацию и которое докажет эту фальсификацию.

Однако, представляется, что необходимо исследовать вопрос о том, насколько необходимыми по закону являются для векселедателя действия, направленные на проверку подлинности векселей, ведь оплачивая фальшивый вексель должник не освобождается от вексельного обязательства в силу ст. 40 Положения.

Абзац третий ст. 40 Положения устанавливает правило, препятствующее тому, чтобы вексельный платеж был осуществлен в пользу лица, которое не имеет права требовать этого платежа - ненадлежащему векселедержателю (незаконному владельцу). По смыслу ст. 40 Положения видно, что оплата векселя прекращает вексельную обязанность плательщика лишь в том случае, если при совершении платежа со стороны этого плательщика не было вины в форме грубой неосторожности или умысла (обмана). То есть, вексельный должник не знал и не мог знать или предвидеть, что получатель вексельного платежа не является надлежащим лицом (надлежащим держателем надлежащего векселя).

Плательщик, который совершил платеж по векселю ненадлежащему векселедержателю, не освобождается от обязанности оплатить вексель его законному владельцу. Иными словами, если после оплаты векселя обнаружится добросовестный векселедержатель подлинного векселя и заявит свои требования об его оплате, вексельный плательщик обязан будет оплатить ему вексель.

Нормы ст. 40 Положения защищают, таким образом, интересы добросовестного векселедержателя и побуждают вексельного плательщика к тому, чтобы проявлять должную осмотрительность при оплате векселя, с тем, чтобы исключить оплату векселя ненадлежащему лицу.

Попробуем промоделировать ситуацию, когда векселедатель простого векселя оплатил вексель некоему лицу, а спустя некоторое время появляется другой "векселедержатель" с тем же самым (или с таким же точно) векселем и тоже требует оплаты. Что должен делать векселедатель? Заплатить дважды, либо отказать в платеже второму, либо уплатить второму, а у первого деньги взыскать обратно?

Очевидно, что вопрос разрешится только в суде исходя из анализа фактических обстоятельств дела.

Предположим, что векселедатель отказал в платеже второму векселедержателю, и тот обратился в суд с прямым иском к векселедателю как к основному должнику. В обоснование своих требований истец, очевидно, представит подлинник векселя, доказательства надлежащего предъявления к платежу и доказательства отказа в платеже. Что может представить ответчик (векселедатель) в обоснование своих возражений против иска? Очевидно, что только такие сведения, которые доказывают, что у векселедержателя-истца отсутствует право, основанное на векселе.

Но именно вексельный должник обязан это доказать ввиду того, что ценным бумагам присуще свойство публичной достоверности. Векселедержатель не может быть принужден к тому, чтобы доказывать действительность прав из векселя в обоснование своих исковых требований. Эти права предполагаются действительными и существующими, пока у векселедержателя существует неоплаченный подлинный вексель. Чтобы не платить, именно вексельный должник обязан доказать обратное.

Указанное процессуальное правило будет применяться вне зависимости от того, совершил ли векселедатель однажды оплату векселя, совершил ли ее ненадлежащему лицу или не совершал оплаты вовсе. Проводил он при этом экспертизу или не проводил ее. Тщательно он ее проводил или нет. Это не имеет значения.

Принимая во внимание принцип публичной достоверности ценной бумаги, мы приходим к выводу, что ссылка ответчика (вексельного плательщика) на то, что вексель уже однажды был кому-то оплачен, не может быть положена в основу возражений в оплате векселя добросовестному законному векселедержателю, не получившему платежа.

Для вексельного плательщика существует два пути снять с себя ответственность:

1-й путь - доказать, что векселедержатель-истец при приобретении векселя действовал недобросовестно либо проявил грубую неосторожность или не может основывать свое право на непрерывном ряде индоссаментов (ст. 16 Положения) Например, умышленно приобрел вексель, который был однажды оплачен, зная об этом. Или приобрел вексель утерянный, похищенный, также зная об этом. Или иные случаи. Но во всех случаях речь идет о том, чтобы не оплачивать повторно один и тот же вексель недобросовестному векселедержателю.

2-й путь - это разрушить формальный приоритет прав, удостоверенных векселем. Для этого придется доказать, что требование истца основано на подложном векселе или на "невекселе". В этом случае бремя доказывания действительности прав (требований), вытекающих из спорного документа, будет возложено на то лицо, которое требует осуществления своих прав, то есть, на истца (держателя спорного документа).

Но в любом случае, доказывать недобросовестность векселедержателя или факт фальсификации векселя должен вексельный плательщик-ответчик, поскольку он на это ссылается в обоснование своих возражений против иска векселедержателя. Если он это не докажет, то принужден будет платить, хотя бы даже и повторно.

Нормы абзаца третьего ст. 40 Положения адресованы прежде всего вексельному плательщику, поэтому, если добросовестный векселедержатель повторно предъявил для оплаты подлинный вексель, то будет считаться, что при первом платеже вексельный должник проявил вину в форме умысла или неосторожности, если не удается опровергнуть презумпцию действительности прав из повторно предъявленного векселя

Кстати говоря, ни вексельное, ни гражданское законодательство не исключает права вексельного должника взыскать ошибочно уплаченную сумму с того лица, которое явилось недобросовестным (незаконным) получателем этого платежа, несмотря на то, что со стороны плательщика была проявлена неосмотрительность. Однако, реализация этого права не может обуславливать реализацию вексельных прав добросовестного векселедержателя.

То обстоятельство, что при первом платеже векселедатель провел проверку подлинности векселя, также не доказывает того, что он с достаточностью проявил должную осмотрительность и теперь освобождается от вексельного платежа. Обратная процессуальная позиция означала бы, что добросовестный векселедержатель истец принужден был бы основывать свое право не только порядком, указанным в ст. 16 Положения, но и еще должен был бы доказывать недобросовестность или неосторожность вексельного должника, однажды оплатившего вексельный долг некоему лицу. Такая позиция видится совершенно неприемлемой и нарушающей права векселедержателя, установленные ст. 16 Положения.

По поводу проверки векселей на подлинность следует также сделать ряд замечаний.

1. Векселедатель-ответчик является заинтересованным лицом. Поэтому, следует предположить, что, в качестве доказательств фальсификации векселя не могут быть представлены сведения, источником которых является сам векселедатель-ответчик. Иными словами, векселедатель не может представить акт проверки векселя на подлинность или заключение об экспертизе, составленное его собственным отделом или его же собственной лабораторией. Нужен независимый эксперт.

2. Доказанный факт фальсификации бланка векселя (дефекты признаков технической защиты и в том числе дефекты оттиска печати) еще не доказывает того, что сам текст векселя является подложным и такой документ не создает обязанностей для векселедателя.

3. Если так называемая экспертиза была проведена без присутствия представителей векселедержателя или независимых представителей, то не исключается возможность подлога векселя уже в процессе проведения самой экспертизы. На это может сослаться векселедержатель, стремясь нейтрализовать доводы ответчика о подложности векселя. Это надлежит учитывать.

Теперь что непосредственно касается правомерности задержки вексельного платежа, мотивированной необходимостью проявить осмотрительность (исключить грубую неосторожность) на основании ст. 40 Положения.

Несомненно, ошибочная оплата поддельного векселя - типичный пример грубой неосторожности плательщика.

Однако, ст. 40 не дает вексельному должнику права отсрочить оплату векселя на время, необходимое для проведения экспертизы. Такого права нет. Вексельное законодательство вменяет в обязанность вексельного должника лишь проверку последовательного ряда индоссаментов (ст. 40 Положения). Но в обязанность вексельного должника не вменяется совершение таких действий как проведение экспертизы ценной бумаги на подлинность или иных действий, направленных на исключение неосторожности при совершении платежа. Состав этих действий вексельный должник определяет для себя сам, самостоятельно оценивая их достаточность.

Если только речь не идет о соглашении сторон, то векселедержатель по закону не вправе давать вексельному должнику никаких указаний на счет того, какие действия тот должен предпринять с тем, чтобы исключить несторожность. Следовательно, и вексельный должник не вправе ссылаться на необходимость совершения указанных действий в обоснование задержки платежа. На основании закона формально получается, что задержать платеж можно лишь на время, необходимое для проверки последовательного ряда индоссаментов. Вряд ли можно будет доказать, что для этого требуется три дня!

Сроки платежа по векселю установлены ст. 34 Положения и никаких исключений вексельное законодательство в этом вопросе не содержит кроме тех, которые установлены ст. 44 и ст. 54 Положения. Если действия, которые предпринимает векселедатель с тем, чтобы обезопасить себя от неосторожности, определяются векселедателем самостоятельно, то этими действиями не должны быть нарушены права векселедержателя на своевременное получение платежа и на своевременное совершение протеста, установленные ст. 34 и 44 Положения. Действиями вексельного должника, направленными на исключение неосторожности при совершении платежа, не могут быть изменены сроки оплаты и сроки протеста векселя, установленные законодательством. В этом смысле п. 2.2 Стандарта АУВЕР не противоречит действующему законодательству.

Исходя из указанных соображений, полагаю, что вопрос о том, была ли проявлена вексельным должником неосторожность при исполнении платежа, будет находиться в компетенции суда, если возникнет спор по поводу того, освобождается вексельный должник от повторного платежа или нет.

Если в иске новоявленному векселедержателю будет отказано по мотивам того, что его вексель фальшивый, то указанное обстоятельство создает у держателя такого документа право предъявить к лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства и о возмещении убытков (ст. 147 ГК РФ, п. 2). В этой связи считаю, что принудительное изъятие у векселедержателя векселей, подозреваемых в фальсификации, нарушает указанное право векселедержателя, а также право на протест векселя и право на регрессный иск. Вексельный должник, обнаруживший фальсификацию, должен отказать в платеже, а вексель следует вернуть лицу, предъявившему требование.

 
22.02.2001 Гудков Ф.А.,
Советник АУВЕР
 
Ваш вопрос Задать вопрос экспертам АУВЕР
 
  Поиск Вернуться в раздел >>
 
Версия для печати
РЕКЛАМА
ИНФОРМАЦИЯ
Rambler's Top100