Очерк вексельного обращения в 2007 г.
24.04.2008
 

ВЕКСЕЛЬНЫЙ РЫНОК В 2007 ГОДУ:
количественные оценки и качественные показатели

Оценка порядка суммы находившихся в обращении на 1 января 2008 года векселей, данная на основе банковской статистики и исходя из экспертных оценок, составляет 1 трлн.руб. При этом отмечается ее снижение на 3,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Сумма векселей в обороте

В структуре оборота на векселя, выпущенные банками, приходится доля 80%: сумма средств, привлеченных кредитными организациями России путем выпуска рублевых и валютных векселей, на 1 января 2008 года составила 822,2 млрд.руб.

Структура оборота

За 2007 год объем банковских векселей, находящихся в обороте, увеличился на 4,0 процента. При этом только за декабрь 2007 года увеличение составило 12,2%. В этот объем входят рублевые векселя на сумму 746,5 млрд.руб (увеличение за декабрь составляет 13,6%), и валютные векселя на сумму 75,8 млрд.руб. (незначительное уменьшение). Кстати, на 1 января 2007 года был достигнут исторический максимум выдачи кредитными организациями векселей на сумму 790,5 млрд.руб.

Банковские векселя

В 2007 году, в отличие от прошлых периодов, в структуре выданных банками векселей преобладали бумаги со сроками до погашения от 1 года до 3 лет (38,46% на 1 января 2008 года). На втором месте - векселя кредитных организаций со сроком до погашения от 6 месяцев до 1 года (доля 27,3%). По остальным срокам изменения незначительные и имеют разнонаправленный характер.

Срочная структура

Средневзвешенные процентные ставки по выпущенным кредитными организациями векселям в рублях в IV квартале 2007 года находились в диапазоне от 1,8 до 11,8 процентов годовых для юридических лиц и от 3,1 до 10,5 процентов годовых для физических лиц в зависимости от срока до погашения.

Структура оборота

За декабрь 2007 года на 9,6% увеличился объем учтенных кредитными организациями векселей (за год - на 9,5%). Но при этом банки на 17,3% меньше учли так называемых векселей "прочих" организаций (на сумму 51,1 млрд.руб.), к которым относятся векселя предприятий нефинансового, то есть "реального", сектора экономики (за год это уменьшение составило 18,7%). А вот векселей кредитных организаций банки учли на 198,7 млрд.руб., что на 18,4% больше, чем в ноябре, и на 18,8% больше, чем на начало 2007 года.

Структура оборота


НОВЫЕ ШАГИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИИ ПО РЕФИНАНСИРОВАНИЮ КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПОД ЗАЛОГ ВЕКСЕЛЕЙ

В конце 2007 года Банк России начал регулярное рефинансирование кредитных организаций под залог векселей, прав требования по кредитным договорам организаций или поручительства кредитных организаций. За три месяца 2007 года (октябрь, ноябрь, декабрь) он выдал банкам таких кредитов на общую сумму 32,76 млрд.руб., а в январе 2008 года - 10,30 млрд.руб.

Кредиты рефинансирования Банка России

Развитию механизма кредитования на срок до 1 года под любой вид обеспечения, входящий в "единый пул", будет способствовать принятое 12 ноября 2007 года Положение Банка России № 312-П "О порядке предоставления Банком России кредитным организациям кредитов, обеспеченных активами".

В то же время Банк России продолжает реализацию Положения от 14 июля 2005 г. № 273-П "О порядке предоставления Банком России кредитным организациям кредитов, обеспеченных залогом векселей, прав требования по кредитным договорам организаций или поручительствами кредитных организаций" . В 2007 году ЦБ РФ изменил свои требования к организациям, векселя которых могут приниматься в обеспечение по кредитам Банка России, а также которые могут выступать авалистами по векселям. Теперь организации должен быть присвоен рейтинг долгосрочной кредитоспособности по обязательствам в иностранной валюте как минимум одним из иностранных рейтинговых агентств на уровне не ниже "В+" по классификации рейтинговых агентств "Standard & Poor's" или "Fitch Ratings" либо "В1" по классификации рейтингового агентства "Moody's Investors Service" (ранее "ВВ" и "Ba2" соответственно).

Требованиями Банка России к векселям организаций установлено, что в отношении них предусмотрено соблюдение стандартов выдачи и погашения векселей, утвержденных саморегулируемыми организациями участников вексельного рынка, заключившими с Банком России соглашение о взаимодействии (в настоящее время - Ассоциация участников вексельного рынка - АУВЕР), и не включен указанными организациями в перечень ценных бумаг, выбывших из законного владения.

В ЭТОЙ СВЯЗИ ВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВНОВЬ ПРИОБРЕТАЮТ СТАНДАРТЫ АУВЕР И СИСТЕМА РАСКРЫТИЯ ИНФОРМАЦИИ О СУЩЕСТВЕННЫХ ФАКТАХ СОБЫТИЙ НА ВЕКСЕЛЬНОМ РЫНКЕ.

В 2007 ГОДУ ПРОДОЛЖИЛАСЬ ДИСКУССИЯ О ТОМ, ПОЧЕМУ, СУЩЕСТВУЯ УЖЕ БОЛЕЕ 10 ЛЕТ, ВЕКСЕЛЬНЫЙ РЫНОК В РОССИИ ОСТАЕТСЯ НА ПОЛОЖЕНИИ ИЗГОЯ В ИНВЕСТИЦИОННОМ СООБЩЕСТВЕ, И С ТЕЧЕНИЕМ ВРЕМЕНИ КОЛИЧЕСТВО УЧАСТНИКОВ ЭТОГО РЫНКА СОКРАЩАЕТСЯ

Мнения разделились между теми, кто считает, что причины всех бед - в отсутствии регулирования, как государственного, так и со стороны самоуправляемых объединений участников, и теми, кто к преимуществам вексельного рынка относит именно отсутствие регулирования со стороны государства, минимум раскрываемой информации, короткие сроки организации займа.

Между тем, уже 11 лет АУВЕР стремится объединить добросовестных участников вексельного рынка и внедрить:

  • стандарты осуществления деятельности и проведения операций с векселями,
  • механизм ответственности членов АУВЕР за исполнение принятых на себя обязательств и соблюдение деловой этики, включающий Кодекс мер дисциплинарного воздействия, систему Третейских судов для рассмотрения споров между участниками рынка, а также Комитеты по надзору и дисциплинарный,
  • вексельный депозитарий, который прошел опытную эксплуатацию на Сибирской межбанковской валютной бирже, а его технология была одобрена и рекомендована к применению участниками вексельного рынка,
  • а также идею Организованного вексельного рынка и его Информационной системы - ИС ОВР со строгими правилами допуска векселей и участников вексельного рынка, листингом бумаг и перспективой осуществления поставки против платежа, путем депонирования векселей в депозитарии и проведения расчетов через Расчетную палату, а далее - организация биржевого рынка наиболее ликвидных векселей.
  • В качестве первого шага, не требующего серьезных затрат и осуществимого в достаточно короткие сроки, АУВЕР предлагает рассмотреть идею организации связующего звена, которому доверяют участники рынка - Агентской компании на вексельном рынке (Агентства). Агентство выступает как номинальный держатель векселей, которые "обездвиживаются" в депозитариях. Разумеется, собственник может и забрать свои векселя. Агентство выполняет поручения на основе договоров по перечислению денег и передаче векселей, имеет договоры с депозитариями, в которых открывает депо-счета. При этом, ввиду отсутствия физического движения векселей между депозитариями, исключаются известные издержки и риски, сокращается время, затрачиваемое на заключение сделки. Агентство выполнит и индикативную функцию для регуляторов, показав, что торгуемые через нее векселя являются ликвидными и надежными.

    ВЕРНУТЬ ВЕКСЕЛЮ ЕГО КЛАССИЧЕСКУЮ ФУНКЦИЮ - ТОВАРНОГО КРЕДИТА

    Функция публичного привлечения краткосрочных заёмных денежных средств с рынка - не единственная функция вексельного обращения. Об этом свидетельствует и сопоставление двух статистически оцениваемых показателей: во-первых, оценка порядка суммы векселей, находящихся в обороте, данная на основе банковской статистики выпускаемых и учтенных векселей, составляет от 1 трлн.руб.

    Во-вторых, сумма находящихся в обороте у операторов вексельного рынка векселей не превышает 500 млрд.руб.

    Это означает, что доля векселей, выпущенных с целью привлечения взаймы денежных средств (а именно ими торгуют вексельные операторы, причем 90 процентов из них - векселя банков), составляет до 50 процентов. А что же тогда остальные более 50%? Некоторая часть из них выполняет классическую, изначальную функцию векселя - коммерческого кредита.

    В 2007 году имел место первый опыт разработки и внедрения системы оборота товарных векселей в северо-западном регионе, реализованный Финансовом агентством "Стандарт" из Санкт-Петербурга. Хочется надеяться, что этот опыт не будет единственным, и за этим сегментом вексельного рынка - наше будущее.

    ЕЩЕ ЕСТЬ ЗА ЧТО БОРОТЬСЯ

    В 2007 году вновь напомнили о себе, по крайней мере, две нерешенные проблемы.

    ПЕРВАЯ. Речь идет о том, что порядок принятия решения о признании недействительной утраченной ценной бумаге и о выдаче заявителю новой ценной бумаги взамен утраченной ("вызывное производство"), предусмотренный гл. 34 ГПК РФ, не соответствует ни представлению о ценных бумагах как об объектах гражданских прав, ни представлениям о ценной бумаге как о самостоятельном основании удостоверенного ею обязательства. Дело в том, что вынесение решения о восстановлении прав по утраченной бумаге происходит в условиях, когда суд не проверяет ни обстоятельств, при которых бумага была утрачена, ни обоснованности владения утраченной ценной бумагой, ни оснований выдачи ценной бумаги и без представления суду доказательств того, что заявитель вообще являлся держателем "утраченной" ценной бумаги. Кроме того, вынесение решения о восстановлении прав по утраченной бумаге сопровождается судебным признанием недействительной прежней (утраченной) ценной бумаги. По нашему мнению, указанный процессуальный порядок грубо нарушает права добросовестного владельца документарной ценной бумаги, а также и права эмитента. Заявление о восстановлении может быть сделано даже в отношении вымышленных ценных бумаг. Вынесение судебного решения, обязывающего эмитента выдать заявителю новую ценную бумагу, происходит без выяснения того, выдавались ли когда -либо этим эмитентом ценные бумаги, относительно которых было сделано заявление об утрате и восстановлении прав. В этом случае не исключается, что эмитент будет обязан выдать ценную бумагу в условиях, когда подобные ценные бумаги им не выдавались вообще, то есть принять на себя новые обязательства, под которыми изначально не было материальных оснований.

    Необходимо устранить возможности для нарушения прав добросовестного владельца документарной ценной бумаги и прав эмитента, которые могут возникнуть при вызывном производстве, предусмотренном гл. 34 ГПК РФ.

    ВТОРАЯ. Необходимо срочно внести изменения в законодательство, устанавливающие механизмы определения публичной достоверности обязательства, воплощенного в векселе, по которым признаки истинности обязательств, воплощенных в векселе, либо могли быть известными неопределенному кругу лиц, либо предполагались бы известными, либо удостоверялись бы от имени государства. Сделать это можно одним из двух способов.

    Во-первых, можно законодательно закрепить обязанность публичного (нотариального) удостоверения подписи на векселе с подачи сведений о полномочиях подписанта в ЕГРЮЛ.

    Либо, во-вторых, публичное (нотариальное) удостоверение собственноручности подписи и внесение сведений в ЕГРЮЛ о наличии полномочий на подписание векселя должно стать правом, а не обязанностью вексельного должника. Однако, должник, который воспользовался этим правом и использовал нотариальное удостоверение подписи, а также внес сведения в ЕГРЮЛ о наличии полномочий на подписание векселей, должен быть лишен права ссылаться на подделку своей подписи и отсутствие полномочий подписанта. Он должен будет доказать подделку подписи нотариуса. В то же время необходимо установить норму, согласно которой держателю векселя, подпись на котором не удостоверена публичным лицом и сведения об этом удостоверении отсутствуют в нотариальном реестре, могут быть противопоставлены возражения, основанные как на факте подделки, так и на факте отсутствия полномочий подписанта безотносительно к тому, знал об этом держатель векселя или нет в момент приобретения векселя. Т.е. не удостоверенные векселя будут обращаться только в доверенном кругу.


    РАСЧЕТЫ ВЕКСЕЛЯМИ: ВЕСЬ 2007 ГОД - В НАЛОГОВОМ ТУМАНЕ

    С 1 января 2007 г. вступил в силу новый абзац п. 4 ст. 168 НК РФ, который был введен Федеральным законом от 22.07.2005 № 119-ФЗ. И при использовании в расчетах ценных бумаг и при товарообменных операциях он стал конфликтовать с действовавшей до 01.01.2008 редакцией п. 2 ст. 172 НК РФ, согласно которой для собственных векселей покупателя сумма уплаченного налога определялась исходя из суммы, уплаченной по векселю. Но это правило было «подвешенным в воздухе», поскольку не устанавливало связи «уплаченной суммы налога» с вычетом налога. Абзац второй п. 2 ст. 172 НК РФ устанавливал лишь правило о том, как определить сумму налога, уплаченного поставщику. Для векселей третьих лиц, переданных покупателем в оплату товаров, вычет налога по правилам указанного пункта определялся исходя из балансовой стоимости векселя, переданного в оплату приобретаемых товаров. А эта балансовая стоимость, в свою очередь, по неписаному правилу определялась из стоимости реальных затрат, которые понес покупатель при приобретении данных векселей на рынке. Следует отметить, что, в отличие от использования в расчетах собственного векселя, при использовании в расчетах векселя третьего лица вычет был обусловлен фактом передачи векселя поставщику, то есть фактом уплаты налога.

    Совместное применение указанных правовых норм делало невозможным принятие у покупателя товаров к вычету сумм предъявленных им налогов в том же объеме, какие были начислены у поставщика к уплате, даже если общая сумма реальных затрат была равной цене товара. То есть создавалась асимметрия между вычетами у покупателя и начислениями налога у поставщика соответственно. Совместное применение указанных правовых норм приводило к тому, что вычет налога у покупателя во всей предъявленной сумме был теоретически невозможен, если только не отдать за товар в совокупности сумму, превышающую его стоимость.

    Между тем Минфин России в 2007 году издал разъяснения, согласно которым нормы п. 4. ст. 168 и п. 2 ст. 172 НК РФ надлежало применять совместно: в письме говорилось, что при оплате покупок собственным имуществом для вычета налогоплательщикам необходимо иметь счета-фактуры и платежные поручения на сумму налога, исчисленную исходя из цен приобретаемых товаров, то есть независимо от балансовой стоимости собственного имущества. Однако при этом Минфин России yкaзал, что сyмма вычета определяется согласно правилу п. 2 ст. 172 НК РФ - исходя из балансовой стоимости этого имущества.

    НАЛОГОВЫЕ НОВАЦИИ-2008: ТУМАН РАССЕЯЛСЯ?

    С 1 января 2008 года к большой радости налогоплательщиков утратил силу абзац второй п. 2 ст. 172 НК РФ, который касался использования в расчетах собственного векселя покупателя. Это означает, что в НК РФ в настоящее время отсутствуют нормы, которые связывали бы право на вычет налога у покупателя (векселедателя) с денежной уплатой НДС: обязанность уплаты НДС платежным поручением есть, а последствия неисполнения этой обязанности Кодексом оказались не предусмотрены, даже несмотря на то, что данный случай подпадает под понятие «использование в расчетах ценных бумаг» и формально требует уплаты НДС платежным поручением. В то же время Минфин РФ после внесения изменений в п. 2 ст. 172 НК РФ изменил и свою позицию в отношении вычетов при зачетах. Мы полагаем, что разъяснение является грубым умышленным введением налогоплательщика в заблуждение, поскольку п. 2 ст. 172 НК РФ не охватывает ни операций по проведению взаимозачетов, ни операций по передаче имущественных прав и касается только случаев «использования в расчетах собственного имущества» (в состав имущества, как известно, имущественные права в целях налогообложения не включаются). На какой норме права основано такое разъяснение - непонятно. Положений п. 4 ст. 168 НК РФ явно недостаточно для того, чтобы установить связь между правом на вычет налога у покупателя и уплатой НДС платежным поручением.

    Кроме исключения из НК РФ второго абзаца п. 2 ст. 172, изменения претерпел и первый абзац этого пункта, который касался особенностей вычета при использовании в расчетах собственного имущества, в том числе и векселя третьего лица: исчезло упоминание о «балансовой стоимости», но появилось прямое указание, в силу которого вычет налога приобрел связь с фактом уплаты НДС платежным поручением.

    Нужно отметить, что право на вычет у покупателя товаров (работ или услуг) оказалось обусловленным по п. 2 ст. 172 НК РФ фактом уплаты НДС платежным поручением только для следующих случаев:

  • когда товар (и только товар!) приобретается покупателем по сделке мены (товар на товар), то есть проводится товарообменная операция; на приобретение покупателем работ или услуг при расчетах своим товаром это правило распространения не имеет, поскольку операция не подпадает под признаки договора мены;

  • когда покупателем приобретается товар, работа или услуга и расчет осуществляется путем передачи векселя третьего лица, то есть когда имеет место использование в расчетах ценных бумаг. Соответственно, когда расчет осуществляется своим векселем, право на вычет не обусловлено фактом уплаты НДС поручением, так как выдача своего векселя не является «использованием своего имущества» в расчетах.
  • Необходимо принять во внимание, что п. 4 ст. 168 НК РФ не будет распространяться на такие формы неденежных расчетов, как отступное (ст. 409 ГК РФ), новация (ст. 414, 818 ГК РФ) или уступка имущественных прав в целях взаиморасчетов, если только речь не идет о новации долгов в обязательства, выраженные в вексельной форме, или о случаях, когда вексель передается в качестве отступного. Понятие «использование» в расчетах ценных бумаг – весьма неопределенный термин, допускающий различное толкование. При смешанных формах неденежных расчетов правило об уплате НДС платежным поручением будет распространяться лишь на ту часть обязательств контрагентов по сделке, которая прекращается названными в п. 4 ст. 168 НК РФ способами.

    Возможны ли гражданские последствия неуплаты НДС платежным поручением?

    Новелла п. 4 ст. 168 НК РФ фактически предписывает налогоплательщикам использовать в части, составляющей сумму налога, только такой способ прекращения денежных обязательств, как исполнение, а также косвенно предписывает отказаться от сделок мены в том содержании прав и обязанностей, которое предусмотрено гражданским законодательством. Так, в частности, мы вынуждены указывать в сделках мены цену товаров, чтобы определить размер сумм, уплачиваемых платежным поручением. Ко всему прочему ограничивается свобода в выборе форм денежных расчетов между хозяйствующими субъектами - НДС уплачивается только в безналичном порядке, наличные платежи не допускаются. Но Налоговый кодекс РФ не регулирует и не может регулировать гражданские отношения, он может определять лишь их налоговые последствия. Возникает вопрос: какова природа указанной обязанности по уплате НДС платежным поручением, установленной Налоговым кодексом РФ? Если обязанность является гражданско-правовой, это означает, что Налоговый кодекс РФ вторгается в сферу компетенции гражданского права, а это недопустимо исходя из положений и ст. 2 ГК РФ, и ст. 2 НК РФ. Если же обязанность основана на положениях налогового законодательства и не признается гражданско-правовой, то возникает ряд других вопросов. Самый главный из них - каковы правовые последствия того, что стороны не сформулировали в договоре такую обязанность и не уплатили НДС платежным поручением, а, например, провели зачет на всю сумму долга или обменялись товарами на полную эквивалентную стоимость, не уплатив друг другу сумму налога платежными поручениями? Возникает сопутствующий вопрос: какие правовые средства есть у поставщика для того, чтобы заставить покупателя уплатить ему НДС платежным поручением, а у покупателя - для того, чтобы заставить поставщика принять эти деньги, если в договоре про это нет ни слова?

    Искать последствия неисполнения указанной обязанности в Гражданском кодексе РФ бессмысленно, если только стороны не сделали эту обязанность договорной. Можно ли в таком случае ставить вопрос о признании недействительной сделки между поставщиком и покупателем по основаниям ст. 168 ГК РФ ввиду того, что она нарушает налоговый закон?

    Может получиться интересная правовая картина: обязывание содержится в Налоговом кодексе РФ, а санкция (последствие невыполнения этой обязанности) - исключительно гражданско-правовая: в виде признания действий по проведению зачета ничтожными по ст. 168 НК РФ ввиду их незаконности! Вряд ли такое возможно с точки зрения юридической логики. По поводу последствий неисполнения обязанности, установленной п. 4 ст. 168 НК РФ, представляется, что искать здесь сделку, противную основам правопорядка (ст. 169 ГК РФ), - это чересчур, ибо сделка, заключенная сторонами без обязанности уплатить друг другу налог платежным поручением, сама по себе еще не указывает на то, что она нацелена на уклонение от уплаты налога в бюджет. Да и не вполне понятно, как применить санкцию, установленную ст. 169 ГК РФ, например, конфисковать в пользу бюджета полученное по сделке зачета?

    Налоговые последствия неуплаты НДС платежным поручением

    С налоговыми последствиями нарушения п. 4 ст. 168 НК РФ ситуация в 2007 году была весьма туманная. Налоговый кодекс РФ в 2007 году вообще не определял этих последствий, несмотря на то, что норма по форме является обязывающей и не может быть незавершенной по структуре, то есть лишенной санкции. На наш взгляд, законодатель допустил грубейшую ошибку в законодательной технике, вследствие чего налоговые последствия невыполнения указанной правовой нормы можно было только предполагать в следующих формах:

  • отказ покупателю в праве на вычет предъявленного ему со стороны поставщика налога;

  • обязывание покупателя сделать такой платеж в пользу поставщика и обязывание поставщика принять его.
  • Первое в 2007 году было невозможно ввиду того, что Налоговый кодекс РФ по общему правилу не связывал право на вычет предъявленного налога с фактом его оплаты поставщику деньгами. С 1 января 2008 года такая связь прямо установлена п. 2 ст. 172 Кодекса для случаев мены товара на товар и случаев приобретения товаров, работ или услуг против векселя третьего лица, переданного покупателем поставщику.

    Второй вариант налоговых последствий неуплаты НДС поручением - обязать покупателя заплатить НДС деньгами, а поставщика принять сумму налога - вступит в противоречие с гражданско-правовыми договоренностями между ними. В публичном порядке обязать стороны сделать друг другу частные платежи, о чем у них нет частных договоренностей (а если бы даже и были), невозможно. Это нарушит конституционное право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности, установленное ст. 34 Конституции РФ.

    Никакие иные налоговые последствия неисполнения обязанности платить НДС поручением, например в виде штрафа за неуплату налога, невозможны, так как штрафная ответственность за неуплату налога возлагается за его неуплату в бюджет, а не поставщику.

    Быть может, нужна конституционная оценка норм п. 4 ст. 168 НК РФ?

    Очевидно, налоговое законодательство пытается предопределить правовые средства ведения хозяйственной деятельности. Таким образом, имеет место попытка законодательно закрепить подход, согласно которому обязанность поставщика по уплате налога в бюджет будет обеспечиваться путем возложения на его контрагента по бизнесу - покупателя - еще одной обязанности (дополнительно к собственным налоговым обязанностям): уплатить сумму причитающегося с поставщика налога платежным поручением (то есть нести ответственность и за себя, и за поставщика). Это правило противоречит принципу индивидуальности налогового бремени, закрепленному в ст. 57 Конституции РФ и ст. 8 НК РФ.

    Единственный случай, когда покупателя можно заставить претерпевать негативные налоговые последствия неуплаты НДС платежным поручением, - это когда поставщик не уплатил налоги в бюджет. Но если оба контрагента сделки (и главное - поставщик) уплатили положенные налоги в бюджет, то оснований тому, чтобы перекладывать риск негативных последствий на покупателя, нет.

    При принятии Конституционным Судом РФ определения от 08.04.2004 № 169-О судья А.Л. Кононов высказал замечательную мысль: «Истолкование положения о фактически уплаченных поставщикам суммах налога как подразумевающего уплату только денежными средствами означало бы придание данному положению смысла, противоречащего его аутентичному смыслу и цели, а также сути основанных на нем правоотношений, что недопустимо с точки зрения юридической логики. Это привело бы к неправомерному перенесению публично-правового метода регулирования, применяемого в налоговых отношениях, основанных на властном подчинении одной стороны другой, на гражданско-правовые отношения, основанные на равенстве участников, поскольку указанное положение относится не к суммам, уплачиваемым в бюджет, а к суммам, уплачиваемым поставщикам, т. е. непосредственно связано со способами (формами) расчетов между сторонами в договоре».

    Полагаем, что новелла п. 4 ст. 168 НК РФ не имеет права на существование как нарушающая сферу регулирования Налогового кодекса РФ. Налоговый закон не может нарушать принцип диспозитивности в гражданском праве и вторгаться в сферу компетенции гражданских отношений. Законодательство о налогах и сборах не должно предопределять гражданско-правовые средства ведения хозяйственной деятельности налогоплательщиков и ограничивать свободу предпринимательской деятельности, право на которую установлено ст. 34 Конституции РФ, если эта свобода не ограничена гражданским законодательством.

    Мы очень надеемся, что Конституционный Суд РФ в конечном итоге признает новеллу п. 4 ст. 168 НК РФ во взаимосвязи с п. 2 ст. 172 НК РФ не соответствующей ст. 34, 57 Конституции РФ, положениям ст. 2, 3 и 8 НК РФ и ст. 2 ГК РФ.


    ***


    В 2007 ГОДУ ЗАВЕРШИЛАСЬ ИСТОРИЯ ЗАКОНОПРОЕКТА О СКЛАДСКИХ СВИДЕТЕЛЬСТВАХ


    **************

    ТАКОВА ДАЛЕКО НЕ ИСЧЕРПЫВАЮЩАЯ КАРТИНА СОВРЕМЕНОГО ВЕКСЕЛЬНОГО ОБРАЩЕНИЯ.

    Мы приглашаем Вас совместно расширить и дополнить ее, обсудить наиболее волнующие проблемы. Интересные материалы будут включены в настоящий обзор. Они послужат ориентиром для улучшения нашей работы в интересах всех участников вексельного обращения.


  • Если Вы зарегистрированы на нашем сайте (если еще нет, то приглашаем Вас зарегистрироваться), то приглашаем высказать Ваше мнение в опросе для участников рынка.
  •  
    Вернуться в раздел «Публикации» >>
     
    Версия для печати
    РЕКЛАМА
    ИНФОРМАЦИЯ
    Rambler's Top100