Методические рекомендации по экспертизе векселей
15.04.1999
 

Редакция от 15.04.99г

"Утверждено"
на заседании Совета АУВЕР

Протокол №21 от 25 марта 1999г.
(с учетом внесения замечаний)
Стандарт носит рекомендательный характер.

Стандарт
"Методические рекомендации по экспертизе векселей"

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Общие положения

Термины и определения

Применяемость Стандарта

Предмет Стандарта

Понятие экспертизы

1. Непризнание документа векселем ввиду дефекта обязательных реквизитов и\или искажения содержания

1.1. Проверка соблюдения правил написания обязательных реквизитов

1.2. Юридическая оценка дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, содержащихся на вексельном документе. Анализ по содержанию. Дефекты содержания векселя.

1.3. Частные рекомендации относительно дефектов формы обязательных реквизитов

1.4. Частные рекомендации относительно дефектов содержания векселя (дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов и иных записей)

1.5. Принятие решения о непризнании документа векселем. Возможные последствия такого решения

1.6. Последовательность действий заинтересованного лица при проверке анализируемого документа в целях признания его векселем

2. Недействительность обязательств по векселю ввиду подлога, подделки и иных фальсификаций

2.1. Проверка бланков векселей на подлинность

2.2. Проверка документа на предмет фальсификации, подлога, подделки или неправомерного изменения первоначального текста

2.3. Проверка подлинность автографов

2.4. Анализ подлинности оттисков печатей и штампов

2.5. Последствия квалификации документа как совершенного на поддельном (фальсифицированном) бланке или как имеющего подложный (фальсифицированный, неправомерно измененный) текст. (Последствия фальсификации документа)

2.6. Технические средства для проведения экспертиз

2.7. Действия векселедержателя и эксперта при обнаружении фальсификаций и подделок

3. Правомерность владения векселем. Проверка векселей на предмет отсутствия прав и притязаний третьих лиц

3.1. Добросовестность владения

3.2. Непрерывность ряда индоссаментов

4. Юридические последствия физического повреждения бланка

4.1. Достаточные признаки повреждений, которые могут иметь юридические последствия

4.2. Последствия физических повреждений текста векселя.

5. Действия векселедержателя в случае утраты векселя

6. Нерешенные вопросы

7.Приложение

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.

Термины и определения.

  • обязательные реквизиты - записи, совершенные на лицевой стороне анализируемого документа, предусмотренные ст. 1 и ст 75 Положения.
  • дополнительные реквизиты - записи, совершенные на анализируемом документе в соответствии с Положением, содержание которых касается правоотношений, регулируемых вексельным правом, при этом содержание таких записей позволяет квалифицировать их как дополнительные реквизиты в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, а также в соответствии со "Стандартом АУВЕР Выдачи и погашения векселей".
  • вневексельные реквизиты и иные записи - записи, совершенные на анализируемом документе в соответствии с Положением, содержание которых касается гражданских и иных правоотношений, не регулируемых вексельным правом, при этом содержание таких записей позволяет квалифицировать их как вневексельные реквизиты в соответствии со "Стандартом АУВЕР Выдачи и погашения векселей".
  • анализируемый документ - письменный документ, подлежащий экспертизе, составленный на обособленном бумажном бланке, удостоверяющий простое и необусловленное обещание составителя (предложение составителя плательщику) уплатить названному в этом документе правообладателю (или его приказу) определенную сумму денег. Анализируемый документ должен иметь слово "вексель", включенное в самый текст документа, и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен.
  • подпись - надпись, собственноручно совершенная физическим лицом на анализируемом документе и удостоверяющая волю поставившего лица, направленную на совершение определенных юридически значимых действий.
  • дефект реквизита анализируемого документа - несоблюдение правил, установленных Положением, а также правил и принципов, установленных настоящим Стандартом, для написания какого-либо обязательного реквизита, когда такое несоблюдение позволяет принять решение о непризнании документа векселем.
  • дефект содержания анализируемого документа - наличие в тексте документа записей, правообразующий результат от вписания которых позволяет принять решение о непризнании документа векселем.
  • дефект формы векселя - императивное либо диспозитивное отсутствие или дефект хотя бы одного обязательного реквизита, когда это позволяет принять решение о непризнании документа векселем.
  • сертификат качества бланка - документ, выдаваемый заказчику полиграфическим предприятием, изготовившим эти бланки. Сертификат содержит указание на технические параметры основных элементов технической защиты в бланке.
  • элементы технической защиты бланка - графические элементы рисунка, выполненные с применением специальных полиграфических технологий, элементы структуры бумаги, а также, нанесенные на бланк другие специальные элементы физико-химической защиты от подделок.
  • технические средства проверки бланка на подлинность - специальное оборудование, с помощью которого можно идентифицировать подделку и иную фальсификацию элементов технической защиты бланка.
  • Фальсификация (подделка) бланка - несанкционированное копирование (воспроизведение) всего текста подлинного (оригинального) документа и элементов его технической защиты, и существующее в форме самостоятельного документа, когда из текста этого документа не следует, что он не является подлинным (оригинальным), а является копией.
  • фальсификация, подделка и подлог текста - совершение текста не тем лицом, которое обязывается в соответствии с указанным текстом и без его ведения.
  • Положение - Положение "О переводном и простом векселе", утвержденное постановлением СНК и ЦИК от 7 августа 1937 г № 104\1341
  • Женевские Конвенции - Международные вексельные конвенции, принятые в Женеве 7 июня 1930 г.:

"О переводных и простых векселях" № 358,

"Имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых

векселях" № 359.

  • ЕВЗ - "Единообразный закон о переводном и простом векселе"-- приложение № 1 к Женевской конвенции "О переводных и простых векселях" № 358.

Применяемость Стандарта.

Настоящий Стандарт рекомендован к применению для участников АУВЕР при совершении ими гражданско-правовых и иных сделок с документами, составленными на русском языке в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим обращение переводных и простых векселей, а также при разрешении ими споров в связи осуществлением прав, удостоверенных такими документами.

При решении споров через суд, стороны не могут ссылаться на настоящий Стандарт как источник права

Предмет Стандарта

Настоящий Стандарт устанавливает правила принятия решений:

  • о признании или непризнании документа векселем;
  • о признании или непризнании подлинности бланка векселя и подлинности текста векселя;

Настоящий Стандарт устанавливает последствия принятия таких решений.

Настоящий Стандарт устанавливает последовательность осуществления экспертизы анализируемого документа.

Понятие экспертизы

Под экспертизой в целях настоящего Стандарта понимаются необходимые действия заинтересованных лиц, направленные на выявление обстоятельств, препятствующих признанию анализируемого документа векселем, а в случае, если анализируемый документ признается векселем, обстоятельств, препятствующих осуществлению любого из прав, удостоверенных этим векселем.

Действия по экспертизе векселей включают в себя:

  • Проверку соответствия документа правилам написания обязательных реквизитов;
  • Анализ по содержанию и юридическую оценку дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, содержащихся на вексельном документе;
  • Проверку бланков векселей на подлинность;
  • Анализ документа на предмет фальсификации, подлога, подделки или неправомерного изменения первоначального текста;
  • Анализ подлинности подписей должностных лиц, поставивших свои подписи от имени юридических лиц, обязанных по векселю;
  • Проверку добросовестности владения векселем;
  • Проверку непрерывности ряда индоссаментов;
  • Проверку документа на наличие физических повреждений бланков.

Экспертиза документа заканчивается принятием решений

  • о признании или непризнании документа векселем;
  • признании или непризнании подлинности бланка векселя и подлинности текста векселя;
  • о наличии физических повреждений документа, которые могут повлечь правовые последствия.

При этом, указанные решения будут иметь правовые последствия для заинтересованных лиц только в том случае, если эти лица составили письменный акт (письменное соглашение), удостоверяющий их безусловное согласие с указанными решениями либо если таковые решения подтверждены судом.

1. Непризнание документа векселем ввиду дефекта обязательных реквизитов и\или искажения содержания.

 

При решении споров в согласительном (претензионном) порядке, стороны могут ссылаться на отсутствие у документа силы векселя, лишь в том случае, если имеются, установленные пунктом 1. настоящего Стандарта, основания для непризнания документа векселем.

1.1. Проверка соблюдения правил написания обязательных реквизитов.

На настоящем этапе проверяется:

а) Наличие в тексте анализируемого документа всей совокупности (перечня) реквизитов, характерных для векселя, предусмотренных ст. 1 и ст. 75 Положения.

б) Соблюдение правил написания реквизитов, если таковые правила упомянуты в Положении, ЕВЗ или Женевских Конвенциях.

в) Соблюдение смысла и юридического значения текста каждого реквизита.

Текст каждого обязательного реквизита анализируемого документа должен быть проверен на предмет соответствия правилам написания реквизитов, указанным в Положении.

При явном (по смыслу и по форме) несоответствии текста одного из реквизитов правилам написания, на которые прямо указано в Положении, анализируемый документ квалифицируется как имеющий дефект обязательного реквизита.

При отсутствии в Положении специальных правил написания того или иного реквизита, текст реквизитов анализируемого документа проверяется на предмет соответствия правилам их написания, изложенным в "Стандарте АУВЕР Выдачи и погашения векселей".

При отсутствии в названном Стандарте специальных правил написания того или иного реквизита, текст реквизитов анализируемого документа проверяется на наличие дефектов, на которые указано настоящим Стандартом.

При явном несоответствии текста одного из реквизитов правилам написания, на которые прямо указано в "Стандарте АУВЕР Выдачи и погашения векселей" или при наличии дефектов, на которые прямо указано настоящим Стандартом, анализируемый документ квалифицируется как имеющий дефект обязательного реквизита.

При отсутствии в Положении, в настоящем Стандарте, в "Стандарте АУВЕР Выдачи и погашения векселей" специальных правил написания того или иного реквизита, а равно во всех иных случаях, когда содержание анализируемого документа дает основание не признавать документ векселем, текст того или иного реквизита проверяется исходя из смысла и юридического значения этого реквизита. При этом необходимо проверить соблюдение следующих принципов:

  • принцип достаточной определенности, в соответствии с которым информация, содержащаяся в тексте того или иного реквизита, была бы самодостаточной для правообразующего результата, на достижение которого были направлены действия векселедателя, составляющего вексель;
  • принцип однозначности, в соответствии с которым текст того или иного реквизита не может допускать двоякого толкования его юридического значения;
  • принцип адекватности вексельному праву, в соответствии с которым юридическое значение того или иного реквизита должно соответствовать нормам Положения, ЕВЗ и Женевских Конвенций.
  • принцип лингвистической доступности, в соответствии с которым, при написании текста реквизита не может быть применено терминологии, неизвестной для языка составления векселя или терминологии, специально используемой в деловых обычаях узкого или ограниченного круга лиц, или терминологии, для расшифровки смысла которой векселедержатель должен прибегать к специальным познаниям.

В случае несоблюдения хотя бы одного из вышеназванных принципов, анализируемый документ квалифицируется как имеющий дефект обязательного реквизита.

При решении споров в согласительном порядке, отсутствие или дефект хотя бы одного обязательного реквизита является основанием для непризнания документа векселем ввиду дефекта формы.

Все изменения первоначального текста обязательных реквизитов анализируемого документа, совершенные не его составителем после вручения этого документа первому держателю, могут быть положены в основу возражений, мотивированных дефектом формы, лишь в отношении тех лиц, которые вступили в правоотношения, удостоверенные анализируемым документом, после совершения вышеназванных изменений.

Все недатированные изменения первоначального текста обязательных реквизитов анализируемого документа, считаются совершенными последним правообладателем по этому документу, если иное не установлено Положением либо пока в суде не будет доказано иное.

1.2. Юридическая оценка дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, содержащихся на вексельном документе. Анализ по содержанию. Дефекты содержания векселя.

Помимо обязательных реквизитов анализируемый документ может содержать дополнительные записи, совершенные одним из лиц, участвующих в правоотношениях, удостоверенных этим документом и регулируемых вексельным правом.

Анализируемый документ может служить также для удостоверения (конституирования) и подтверждения иных гражданско-правовых отношений, не регулируемых вексельным правом, и может содержать записи, совершенные в этих целях любым заинтересованным лицом.

При проверке анализируемого документа по содержанию проверяется:

а) Правомерность (допустимость вексельным законодательством) включения в текст анализируемого документа дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, имеющих юридическое значение для лиц, участвующих в правоотношениях, удостоверенных этим документом.

б) Нарушение правил написания и искажение смысла отдельных обязательных реквизитов в следствие включения в текст документа дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей.

в) Искажение смысла документа в целом в следствие включения в текст документа дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей.

г) Наличие в документе дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, изменяющих или ограничивающих права, принадлежащие лицам, участвующим в правоотношении, удостоверенном анализируемым документом, таким образом, что эти ограничения и изменения входят в противоречие с нормами вексельного законодательства.

При проверке анализируемого документа по содержанию, прежде всего необходимо уяснить юридическое значение дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей для отношений, регулируемых вексельным правом и для отношений, регулируемых гражданским правом и иным (невексельным) законодательством.

Если включение в текст анализируемого документа дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей прямо запрещено вексельным законодательством, то этот документ квалифицируется как имеющий дефект содержания.

Если при отсутствии прямых запретов в вексельном законодательстве относительно включения в текст анализируемого документа определенных дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, правообразующий результат от их вписания в анализируемый документ приводит к искажению (или к неоднозначности) смысла или к нарушению правил написания обязательных реквизитов, то этот документ квалифицируется как имеющий дефект содержания.

Дефект содержания анализируемого документа является основанием для непризнания документа векселем при решении споров в согласительном порядке.

Если при отсутствии прямых запретов в вексельном законодательстве относительно включения в текст определенных дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей, включение их в текст анализируемого документа не приводит к искажению смысла или к нарушению правил написания обязательных реквизитов, но, вместе с тем, противоречит нормам вексельного права, недопустимым образом изменяет, ограничивает или искажает, основанные на вексельном законодательстве, права лиц, участвующих в правоотношении, удостоверенном анализируемым документом, то стороны, ссылающиеся при решении споров на отсутствие у документа силы векселя, не вправе по соглашению установить отсутствие у документа силы векселя. Такое решение о непризнании документа векселем может быть принято только судом. ***)

(*** Дело в том, что существует несколько точек зрения на данную проблему. Первая точка зрения сводится к весьма упрощенному, на наш взгляд, пониманию ситуации, когда постулируется следующее правило: "Если вексель содержит что-либо, что противоречит вексельному праву, то это все считается ненаписанным". Думается, что это ошибочный подход. Если им руководствоваться, то любой документ, из текста которого можно будет выделить ("экстрагировать") совокупность обязательных реквизитов, будет признан векселем, хотя по смыслу и по содержанию это может быть, скажем, фрагмент хозяйственного договора, не являющий собой самостоятельного векселя, но содержащий все подписи и печати. Вторая точка зрения (тоже ошибочная) сводится к тому, что, дескать, в векселе не может быть написано ничего, что не является его обязательными реквизитами (или более расширительно - не предусмотрено вексельным законодательством). Очевидно, что это не так. Третья позиция характеризуется утверждением правила о том, что если записи, которые не относятся к обязательным реквизитам, не искажают последних и не ставят их "вне закона", то такие записи "юридически нейтральны для векселя", то есть применительно к вексельным правоотношениям игнорируются. При этом не важно, чего именно касаются эти записи - прочих ли правоотношений, или правоотношений, регулируемых вексельным правом. Думается, что такой подход не последователен и потому лишен юридической логики. Почему предпочтение в юридической значимости оказывается только тем записям, которые затрагивают лишь содержание обязательных реквизитов? Каждый обязательный реквизит векселя удостоверяет содержание имущественного права. Но из векселя следуют не только те права, которые закреплены обязательными реквизитами, но и те, которые закреплены законом (например право на регресс или право на индоссирование и т.д.) Обязательные реквизиты лишь индивидуализируют правовое содержание векселя. Но текст векселя и текст вексельного законодательства имеют равное правовое значение. Почему предпочтение отдается тексту векселя (то есть его обязательным реквизитам), а текст закона отодвинут на второй план? Почему попытка исказить текст обязательных реквизитов принимается во внимание, а попытка исказить с помощью векселя текст закона (установить там, например, иные правила на совершение регресса) должна игнорироваться как ненаписанная? Анализ этого вопроса корреспондирует с анализом первой точки зрения, изложенной нами - как следует рассматривать вексель: как фрагмент текста ("экстрагированную" совокупность обязательных реквизитов) или все же как законченный документ, выполненный на обособленном листе бумаги и рассматриваемый во всей совокупности прав, им удостоверенных. Если судьям больше будет по душе последнее, то дольше следует придерживаться неумолимой логики: "попытка сконструировать документ с правовым содержанием, отличным или противоречащим вексельному праву, должна квалифицироваться как попытка создать "НЕВЕКСЕЛЬ", следовательно, анализируемый документ не признается векселем". Ввиду сложности этого вопроса мы не станем давать рекомендации к тому, чтобы какой-либо из подходов был критерием при разрешении споров между сторонами, если стороны будут ссылаться на отсутствие у документа силы векселя по указанным основаниям.)

При разрешении в претензионном порядке спорных отношений, вытекающих из анализируемого документа, все изменения первоначального текста в части дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов и иных записей, совершенные не его составителем после вручения этого документа первому держателю, могут быть положены в основу возражений, мотивированных дефектом содержания, лишь в отношении тех лиц, которые вступили в права, удостоверенные анализируемым документом, после совершения вышеназванных изменений.

Если только речь не идет об умышленной фальсификации первоначального текста векселя, все изменения первоначального текста в части дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов и иных записей анализируемого документа, не имеющие четкого обозначения лица, которое их совершило и при этом недатированные, считаются совершенными последним правообладателем этого документа, если иное не установлено Положением либо пока в суде не будет доказано иное.

1.3. Частные рекомендации относительно дефектов формы обязательных реквизитов.

Смотри Приложение (Комментарий) к настоящему Стандарту.

1.4. Частные рекомендации относительно дефектов содержания векселя (дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов, и иных записей).

Смотри Приложение (Комментарий) к настоящему Стандарту.

1.5. Принятие решения о непризнании документа векселем. Возможные последствия такого решения.

Невозможность признания анализируемого документа векселем ввиду дефекта формы или дефекта содержания не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа, на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе.

Непризнание анализируемого документа векселем по основаниям, установленным настоящим Стандартом, может иметь юридическое значение для лиц, участвующих в правоотношении, удостоверенном этим документом, только в том случае, если эти лица составили между собой письменный акт, в котором удостоверена воля этих лиц согласиться с тем, чтобы не признавать анализируемый документ векселем.

Если анализируемый документ не признается векселем и этот факт не оспаривается ни одной из заинтересованных сторон, то по этому поводу стороны составляют между собою письменный акт. Обязанные лица и правообладатели, участвующие в правоотношениях, удостоверенных таким документом, могут по своему усмотрению не применять к этим правоотношениям нормы вексельного права.

Однако, если при наличии вышеназванного письменного акта, в суде будет доказана необоснованность и неправильность вынесенного решения о непризнании анализируемого документа векселем, то неприменение к отношениям, удостоверенным таким документом, норм вексельного права будет неправомерным с последствиями недействительных сделок.

1.6. Последовательность действий заинтересованного лица при проверке анализируемого документа в целях признания его векселем.

1. Проверить полноту обязательных реквизитов, необходимых для векселя в соответствии с правилами ст. 1 и ст. 75 Положения.

2. Проверить соблюдение правил, установленных Положением для написания следующих обязательных реквизитов:

  • слово "вексель", включенное в самый текст документа, и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен - правила содержатся в ст.1 и ст 75 Положения;
  • простое и не обусловленное предложение (обещание) уплатить определенную сумму денег - правила содержатся в ст.1 и ст 75 Положения;
  • срок платежа - правила содержатся в ст. 33 Положения.

4. Проверить достаточность текста иных обязательных реквизитов в целях установления юридических последствий для обязанных по векселю лиц.

5. Проверить текст всех обязательных реквизитов на предмет возможности неоднозначного толкования юридических последствий для обязанных по векселю лиц.

6. Проверить текст всех обязательных реквизитов на предмет отсутствия терминологии, требующей специальных знаний или специальной расшифровки и не являющейся общепринятой, а также проверить текст всех обязательных реквизитов на предмет отсутствия не русскоязычной грамматики.

7. Проверить текст анализируемого документа на наличие записей, включение которых прямо запрещено Положением.

8. Проверить текст анализируемого документа на наличие записей, изменяющих или искажающих юридическое значение обязательных реквизитов.

9. Проверить текст анализируемого документа на наличие записей, ограничивающих или изменяющих права и обязанности лиц, участвующих в правоотношении, удостоверенном этим документом, если это ограничение или изменение прав противоречит нормам Положения.

10. Проверить анализируемый документ на наличие изменений первоначального текста обязательных реквизитов, дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов и иных записей. Указанная проверка должна иметь целью установить, каким образом внесение изменений в первоначальный текст документа могло повлиять на непризнание документа векселем.

2. Недействительность обязательств по векселю ввиду подлога, подделки и иных фальсификаций.

При решении споров в согласительном (претензионном) порядке, стороны могут ссылаться на недействительность обязательств по векселю, лишь в том случае, если имеются, установленные пунктом 2. настоящего Стандарта, основания.

2.1 Проверка бланков векселей на подлинность.

Проверка бланков, на которых составлены анализируемые документы, на подлинность проводится только в том случае, если документ признается векселем по форме и по содержанию и в споре ни одна из сторон не ссылается на отсутствие у документа силы векселя.

Проверка бланков, на которых составлены анализируемые документы, на подлинность сводится к идентификации, с помощью технических средств, элементов технической защиты бланка и выявлению несоответствия элементов технической защиты бланка параметрам, установленным при изготовлении бланка на полиграфическом предприятии.

Проверка бланка анализируемого документа на подлинность имеет целью выявление признаков фальсификации документа.

Предварительная (не с целью вынесения окончательного решения о подлинности) проверка бланка на подлинность может быть проведена заинтересованным лицом самостоятельно путем установления соответствия основных элементов технической защиты требованиям, указанным в сертификате качества бланка, выданном полиграфическим предприятием, изготовившим бланк, с одновременным сравнением с заведомо подлинным бланком.

При проведении указанной проверки рекомендуется использовать Справочник по определению подлинности бланков ценных бумаг под ред. О. Вьюгина, Б. Златкис, И. Карлина, И. Кожевникова (Официальное издание, Г. Москва, Информационно-издательский центр Европеум - Пресс, 1997, 1998 г.г..).

В целях исключения недостоверных результатов проверки бланка на подлинность, проведение указанной проверки рекомендуется поручать полиграфическому предприятию, изготовлявшему бланк или специализированной организации. Относительно того, какая организация будет осуществлять проверку бланка на подлинность, спорящие стороны заключают между собою соглашение.

Указанную проверку вправе выполнять любое лицо, располагающее техническими средствами для этих целей, обладающее правоспособностью в целях осуществления данного вида деятельности и располагающее методикой проведения подобных исследований, а также на законных основаниях располагающее информацией о технических параметрах бланков анализируемых документов.

Признание бланка неподлинным, по результатам проверки бланка анализируемого документа на подлинность, может быть основанием для возражений, выдвигаемых обязанным лицом против иска заинтересованных лиц в соответствии с содержанием этого документа только в том случае, если спорящие стороны составят между собою письменный акт, удостоверяющий их волю, направленную на то, чтобы признавать бланк неподлинным и применить последствия такого признания.

2.2. Проверка документа на предмет фальсификации, подлога, подделки или неправомерного изменения первоначального текста.

Указанная проверка может быть проведена любым лицом, располагающим техническими средствами для проведения такой проверки.

Проверка проводится либо по инициативе либо с согласия владельца документа.

Если при решении споров, стороны согласятся считать доказанным факт неподлинности бланка векселя и не согласятся считать доказанным факт фальсификации, подлога, подделки или иного неправомерного изменения первоначального текста, то лица, обязанные по векселю и совершившие указанный текст, отвечают в соответствии с этим текстом.

Лица, обязанные по векселю в соответствии с совершенным ими текстом, могут выдвигать возражения, мотивированные неправомерным изменением первоначального текста только в том случае, если между спорящими сторонами будет составлен письменный акт, удостоверяющий волю сторон согласиться с тем, что анализируемый документ имеет неправомерно измененный первоначальный текст, и применить последствия неправомерно изменения текста (последствия фальсификации).

2.3. Проверка подлинности подписей.

Подлинная подпись, учиненная от имени физического лица, обязывает по векселю это лицо, если в суде не будет доказано иное.

Подлинная подпись, учиненная от имени юридического лица уполномоченным на то физическим лицом, влечет установление обязанностей для этого юридического лица пока в суде не будет доказано иное.

Если анализируемый документ признается векселем по форме и по содержанию и содержит фальсифицированные или подложные подписи векселедателя, плательщика, индоссантов или их авалистов, то подписи иных лиц, учиненные на этом документе сохраняют силу и обязывают по векселю непосредственно тех лиц, которые их учинили.

Если анализируемый документ признается векселем по форме и по содержанию и юридическое лицо (или физическое лицо), обязанное по векселю, выдвигает против требований заинтересованных лиц возражения, мотивированные подлогом подписи лица, уполномоченного подписываться от имени этого юридического лица (или подлогом своей подписи - для физ. лиц), то для того, чтобы спорящие стороны могли ссылаться на неподлинность подписей, необходимо установить хотя бы одно из следующих обстоятельств:

  • либо вексель был подписан лицом, не имеющим на дату проставления подписи полномочий подписываться на векселе от имени юридического лица (либо будучи недееспособным - для физ. лиц), либо подпись была проставлена не собственноручно, либо подпись была проставлена под влиянием насилия, угрозы, обмана, заблуждения, либо подпись была проставлена лицом в состоянии, когда оно не понимало значение совершаемых действий, либо подпись была проставлена с превышением пределов дееспособности физического лица, либо подпись была изменена, исправлена или иным образом подделана; ***)

(*** - участники вексельных споров могут сегодня столкнуться с той точкой зрения, которая утверждает, что лицо, поставившее свою подпись на векселе будет отвечать по векселю вне зависимости от обстоятельств, при которых сия подпись была учинена. Представляется, что данный вывод ошибочен. При рассмотрении спора в суде это обязанное лицо может привести доказательства, которые будут достаточными, чтобы суд отказал в иске векселедержателю. Доводы (или обстоятельства), которые, как нам представляется, нужно будет доказать, чтобы не платить по такому векселю, приведены в комментируемом абзаце. Сомнительным из всего этого списка является лишь довод о заблуждении и обмане, ввиду чего при рассмотрении спора в суде лучше к нему не прибегать. Следует заметить, что бремя доказывания всегда лежит на ответчике, если документ признается векселем.)

  • имело место неправомерное завладение печатью, если подпись была заверена печатью юридического лица и если скрепление подписи печатью является необходимым в целях установления обязательств для юридического лица

При решении спора в согласительном порядке одна из сторон спора может ссылаться на неподлинность подписи лишь в том случае, если спорящие стороны составили между собою соглашение, устанавливающее факт неподлинности.

Анализ подписи на подлинность проводится посредством сличения этой подписи, проставленной на анализируемом документе, с заведомо подлинным (эталоном, образцом).

Стороны по взаимному соглашению вправе определить лицо, которое будет осуществлять указанный анализ.

2.4. Анализ подлинности оттисков печатей и штампов.

Данный анализ проводится лишь в случае, если из закона, либо из учредительных документов юридического лица вытекает, что в целях установления обязательств этого юридического лица по анализируемому документу, необходимо скрепление печатью подписи уполномоченного лица на документе.

В иных случаях оттиск печати не имеет правообразующего значения в целях принятия на себя юридическим лицом юридических обязанностей.

Анализ оттиска печати на подлинность проводится путем сличения оттиска печати на анализируемом документе с заведомо подлинным оттиском печати (эталоном, образцом и т. д.).

Стороны по взаимному соглашению вправе определить лицо, которое будет осуществлять указанный анализ.

2.5. Последствия квалификации документа как совершенного на поддельном (фальсифицированном) бланке или как имеющего подложный (фальсифицированный, неправомерно измененный) текст. (Последствия фальсификации документа).

Подделка, подлог или иная фальсификация бланка анализируемого документа или же неправомерное изменение первоначального текста анализируемого документа сами по себе не влекут дефекта его обязательных реквизитов или дефекта его содержания.

Если при решении споров соглашением сторон будет установлен факт подделки, подлога или иной фальсификации бланка, то это обстоятельство может послужить обоснованием возражений, выдвигаемых обязанным по векселю лицом, лишь в том случае, если соглашением спорящих сторон будет установлен факт подлога, фальсификации или неправомерного изменения первоначального текста, в соответствии с которым лицо обязывалось по векселю.

Если анализируемый документ признается векселем по форме и по содержанию, то в случае подлога, фальсификации или иного неправомерного изменения первоначального текста анализируемого документа, лица, поставившие свои подписи после этого изменения, отвечают в соответствии с содержанием измененного текста; лица, поставившие свои подписи до этого, отвечают в соответствии с содержанием первоначального текста.

2.6. Технические средства для проведения экспертиз.

Спорящие стороны или иные лица, прибегающие к проведению экспертиз, по взаимному соглашению определяют те организации, которые будут осуществлять проведение технических экспертиз.

Эти организации, в свою очередь, самостоятельно определяют набор технических средств, дающих результаты, достаточные для однозначного принятия решений.

2.7. Действия векселедержателя и эксперта при обнаружении фальсификаций и подделок.

При подозрении подлога, подделок и иных фальсификаций бланка держателю векселя рекомендуется обратиться к организации-изготовителю бланка с тем, чтобы провести проверку бланка на подлинность.

При подозрении подлога, подделок и иных фальсификаций текста анализируемого документа, его держателю рекомендуется обратиться к лицу, совершившему первоначальный текст, с тем, чтобы провести проверку текста на подлинность.

Во всех случаях, при заключении соглашения о проведении проверки в обязательном порядке должен быть урегулирован вопрос об индивидуализации оригинала, передаваемого для проверки, с целью исключения споров на предмет тождественности объекта (документа), переданного на проверку и объекта (документа), возвращенного после проверки.

Если результаты проверки подтверждают наличие подлога, подделки или иной фальсификации, любое заинтересованное лицо, которому стало достоверно известно о результатах такой проверки вправе сообщить сведения об этом по правилам, установленным в Стандарте АУВЕР "О порядке раскрытия информации о фактах выдачи векселей, о фактах неплатежа по векселям, неакцепта векселей, а также о фактах утраты, хищения и блокирования векселей". При этом ссылка на лицо-источник информации, на лицо-эксперта, и на акт экспертизы (проверки) обязательна.

3. Правомерность владения векселем. Проверка векселей на предмет отсутствия прав и притязаний третьих лиц.

В споре, связанном с осуществлением прав из векселя, стороны могут ссылаться на неправомерность владения векселем лишь в том случае, если анализируемый документ признается векселем по форме и по содержанию (см. раздел 1. настоящего Стандарта), и спорящие стороны не ссылаются на фальсификацию, подлог, подделку бланка, неправомерное изменение первоначального текста, а также на подделку или подлог подписей и оттисков печатей.

Векселедержатель основывает свое право надлежащего владения на непрерывном ряде передаточных надписей (индоссаментов) и на добросовестности приобретения векселя.

3.1. Добросовестность владения.

Приобретение векселя не считается добросовестным, если:

  • приобретая вексель, векселедержатель действовал сознательно в ущерб (убытки) должнику или иному другому, обязанному по векселю лицу;
  • приобретая вексель, векселедержатель знал, что кто-либо из предыдущих держателей векселя, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику или иному другому, обязанному по векселю лицу;
  • приобретая вексель, векселедержатель знал или должен был знать о правах или притязаниях третьих лиц на этот вексель
  • приобретая вексель, векселедержатель проявил грубую неосторожность, и такое приобретение причинило ущерб (убытки) должнику или иному другому, обязанному по векселю лицу;

  • в основе передачи векселя векселедержателю, не лежало действительных материальных обязательств (передача векселя безосновательна);
  • при приобретении векселя, векселедержатель по зависящим от него обстоятельствам не исполнил свои юридические обязанности, которые вытекают из сделки, послужившей основанием для передачи векселя и\или эта сделка недействительна (оспорима, или ничтожна). ***-)

(*** - вообще говоря, указанные обстоятельства не являются в полной мере основанием к тому, чтобы обязанное лицо не отвечало по векселю, поскольку неправомерность приобретения векселя как правило является компетенцией отношений между векселедержателями , последним и предпоследним, но не компетенцией отношений последний держатель-плательщик. Однако, если удастся убедить судью в том, что такое приобретение было сделано с целью поскорее получить платеж от плательщика, и все "основания" передачи векселя были неправомерным образом сконструированы лишь для достижения указанной цели, и что сделка, лежащая в основе передачи векселя суть притворная, сделанная для вида, что она порождает фиктивные обязательства, а истинная цель - это поскорее получить платеж по векселю, и что вексель и был вручен последнему держателю только для этого, тогда можно перевести основания к отказу платить в тему "сознательного действия в ущерб должнику")

Приобретая вексель, лицо, его приобретающее, обязано выяснить не было ли ему известно хотя бы об дном обстоятельстве, упомянутом выше.

При разрешении споров в согласительном порядке ни одна из сторон не вправе ссылаться на указанное здесь основание.

Проверка и доказательства упомянутых выше обстоятельств осуществляется в суде.

Возражения, основанные на недобросовестности владения векселем могут быть заявлены только в суде.

3.2. Непрерывность ряда индоссаментов.

Непрерывный ряд передаточных надписей (индоссаментов) считается не соблюденным, если имеет место хотя бы одно из следующих обстоятельств:

  • наименование индоссанта в каком - либо индоссаменте не совпадает с наименованием индоссата в предыдущем;
  • какой-либо индоссамент не содержит подписи индоссанта (индоссант - физическое лицо), или подписи должностного лица, уполномоченного подписываться от имени индоссанта (индоссант - юридическое лицо);
  • в цепи индоссаментов содержится хотя бы один зачеркнутый индоссамент и при этом следующий за зачеркнутым не продолжает предшествующего зачеркнутому;
  • в цепи индоссаментов содержится хотя бы один, в отношении которого невозможно сделать однозначного вывода о наличии приказа платить по этому векселю вместо индоссанта, и смысл передаточной надписи не указывает однозначно на то, что она имеет юридические последствия вексельного индоссамента;
  • если векселедателем помещена оговорка "не приказу", а в цепи передаточных надписей содержится хотя бы один, совершенный без соблюдения порядка цессии;
  • в цепи индоссаментов содержится хотя бы один, который имеет физические повреждения текста, которые не позволяют с однозначной определенностью установить первоначальное содержание индоссамента, основываясь только на тексте векселя;
  • в цепи индоссаментов содержится хотя бы один бланковый, который размещается не на оборотной стороне векселя и не на аллонже.

При отсутствии хотя бы одного из упомянутых признаков, при решении споров в претензионном порядке стороны не могут ссылаться на указанное основание.

Возражения обязанного по векселю лица, основанные на несоблюдении непрерывного ряда индоссаментов могут быть заявлены им при решении споров в согласительном порядке при наличии письменного соглашения сторон.

4. Юридические последствия физического повреждения бланка

4.1. Достаточные признаки повреждений, которые могут иметь юридические последствия.

Юридические последствия для лиц, участвующих в правоотношениях, удостоверенных анализируемым документом, могут иметь лишь те физические повреждения документа (механические, химические и иные), в результате которых становится невозможным, основываясь только на самом анализируемом документе, с однозначной определенностью установить содержание (первоначальное содержание) хотя бы одного обязательного реквизита, дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов или иных записей.

4.2. Последствия физических повреждений текста векселя.

Физические повреждения документа (механические, химические и иные), в результате которых становится невозможным, основываясь лишь на самом анализируемом документе, с однозначной определенностью установить содержание (первоначальное содержание) хотя бы одного обязательного реквизита, являются достаточным основанием для непризнания анализируемого документа векселем.

Физические повреждения документа (механические, химические и иные), в результате которых становится невозможным, основываясь лишь на самом анализируемом документе, с однозначной определенностью установить содержание (первоначальное содержание) дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов или иных записей не могут повлечь к непризнанию анализируемого документа векселем.

Физические повреждения документа (механические, химические и иные), в результате которых становится невозможным, основываясь лишь на самом анализируемом документе, с однозначной определенностью установить, что анализируемый бланк когда-либо мог признаваться подлинным, являются достаточным основанием, чтобы квалифицировать указанный документ с теми же последствиями, как и поддельный (фальсифицированный).

При решении споров стороны могут ссылаться на физические повреждения документа, если соглашением сторон будут квалифицированы достаточные признаки повреждений.

5. Действия векселедержателя в случае утраты векселя.

Восстановление прав по утраченному векселю возможно на основании решения суда в порядке предусмотренном процессуальным законодательством.

При этом, к делу должны быть привлечены все векселедатели, плательщики, индоссанты и их авалисты, которые должны на основании решения суда поставить свои подписи на вновь составленном документе таким же порядком, каким они обязывались на утраченном документе.

Восстановление прав по утраченному векселю в несудебном (согласительном) порядке невозможно.

Порядок раскрытия информации в этой связи определяется в Стандарте АУВЕР "О порядке раскрытия информации о фактах выдачи векселей, о фактах неплатежа по векселям, неакцепта векселей, а также о фактах утраты, хищения и блокирования векселей".

6. Нерешенные вопросы

  • Недействительные сделки, лежащие в основе выдачи векселя.
  • Недействительность векселей в связи с отсутствием у векселедателя (или у плательщика) вексельной правоспособности (дееспособности).

 

Приложение

Раздел 1. Частные рекомендации относительно выявления дефектов формы обязательных реквизитов.

Статья 1 ЕВЗ и ст. 1 Положения устанавливают требование о том, что "... переводный вексель должен содержать:

1) наименование "вексель", включенное в самый текст документа и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен (вексельная метка);

2) простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму;

3) наименование того, кто должен платить (плательщика);

4) указание срока платежа;

5) указание места, в котором должен быть совершен платеж;

6) наименование того, кому, или приказу кого платеж должен быть совершен;

7) указание даты и места составления векселя;

8) подпись того, кто выдает вексель (векселедателя). ..."

Статья 75 Положения указывает на обязательное содержание простого векселя. Состав реквизитов векселя простого не содержит из приведенного списка лишь наименования того, кто должен платить (плательщика).

Именно перечисленное в ст.1 и в ст. 75 Положения, мы будем в дальнейшем именовать "обязательными реквизитами".

Следует отметить, что ни ЕВЗ, ни Положение не устанавливают каких- либо стандартных фраз или словесных формулировок, которыми должны быть прописаны обязательные реквизиты простого или переводного векселя. Поэтому у векселедателя появляется возможность самому устанавливать словесные формулировки, которыми будет раскрываться содержание и смысл каждого реквизита.

1.1 Вексельная метка.

Вексельная метка должна удовлетворять двум условиям - во-первых, она должна быть включена в текст векселя, а не быть вынесена в наименование документа, а во-вторых, вексельная метка должна быть выражена на том же языке, на котором составлен сам документ.

Положение не уточняет в контекст какого именно из обязательных реквизитов надлежит вписывать слово "вексель". Совокупность обязательных реквизитов и есть тот "самый текст документа". Вот только когда слово "вексель" будет включено в надписи, сделанные на этом документе, и не имеющие отношения к обязательным реквизитам, и при этом не встретится в контексте ни одного из обязательных реквизитов, ( как это происходит с вынесением слова "вексель" в заголовок документа), можно говорить об отсутствии вексельной метки. Вопрос о том что именно считать "самым текстом документа" не совсем ясен для арбитров даже сегодня. Если документ содержит кроме обязательных вексельных реквизитов еще и прочую информацию, которая не имеет отношения к вексельному праву, тогда при решении споров в суде арбитрам неизбежно придется принять одну из двух точек зрения.

Первая состоит в том, что документ рассматривается во всей совокупности тех прав, которые он удостоверяет, и не делается приоритетов в значимости информации, которую содержит документ. Тогда включение слова вексель возможно и в заголовок документа, лишь бы метка присутствовала в самом тексте документа, при этом не важно - в контексте обязательных реквизитов или вне этого контекста. При принятии такой позиции арбитрами вполне возможно, что документ, в котором слово "вексель" вынесено в заголовок, будет признан векселем. Вторая точка зрения сводится к тому, что вексельные реквизиты как бы "экстрагируются" из всего текста и им начинает придаваться доминирующее значение, прочая информация, не относящаяся к обязательным реквизитам, рассматривается безотносительно к векселю не взирая на то, каково содержание этой информации, не взирая на то, нарушает она правила написания уже имеющихся обязательных реквизитов, нарушает ли она права из векселя, не взирая на то нарушает ли она права векселедержателя, вытекающие из вексельного законодательства. Во втором случае, если вексельная метка оказывается вне обязательных реквизитов, то документ теряет силу векселя.

Рекомендуется с повышенным вниманием относиться к векселям, в которых слово "вексель" не содержится в контексте обязательных реквизитов.

Следует предостеречь держателя векселя от возможной подмены понятия "вексельная метка". Такая подмена может быть выражена путем включения в текст векселя таких обозначений как "платите по этому вексельному обязательству" или "по вексельной бумаге" или "по вексельному документу" либо " платите по вексельному праву", "платите по этой тратте", платите по этому драфту" и т.п. .

Положение не устанавливает правила, согласно которому вексель должен быть составлен на том языке, который является официальным языком государства, по законодательству которого действовал векселедатель. Безукоризненно должно соблюдаться единство языка, на котором составлен сам документ (вексель) и на котором написано слово "вексель" (вексельная метка). Например, если вексель будет содержать текст: "Предприятие AKA & Trade Company Inc. безусловно обязуется уплатить по этому векселю .... ", то документ, по всей видимости, будет лишен вексельной силы. Слово "вексель" выполнено на русском языке, а на каком языке составлен сам документ - то ли на русском, то ли на английском, не ясно. Поэтому сделать вывод о том, что вексельная метка составлена на том же самом языке, на котором составлен сам вексель, нельзя. Здесь вновь принимается одна из двух концепций, приведенных выше, относительно принятия текста документа целиком или "экстрагировав" лишь текст обязательных реквизитов.

1.2. Простое и ничем не обусловленное предложение (обещание) уплатить определенную сумму.

Упомянутое предложение (для простого векселя - обещание) должно быть наделено :

а) простотой;

б) отсутствием обусловленности;

в) определенностью суммы;

Этот реквизит в переводном векселе может быть воплощен с помощью прямого обращения к плательщику с предложением совершить определенные юридические действия - уплатить денежную сумму (например, "... прошу предприятие ХХХХХ заплатить по этому векселю предприятию YYYYY ... "), либо с помощью косвенного обращения с предложением уплатить ( например, " ... платите по этому векселю предприятию YYYYY ... "). В простом векселе обещание может быть воплощено путем принятия на себя обязанности по совершению определенных юридических действий - уплаты денежной суммы (например, " .. обязуюсь уплатить по этому векселю предприятию YYYYY ...")

Подразумевая простоту вексельного "Обещания" или "Предложения", рекомендуется исходить из следующего :

Попытка осложнить или дополнить юридическую обязанность плательщика иным юридическим значением нежели платеж по векселю, приводит к дефекту формы векселя, поскольку нарушает установленное правило о написании реквизита. Нарушает требование о простоте предложения (обещания). Попытка векселедателя зафиксировать в векселе юридическое значение оснований выдачи векселя, не может привести к дефекту формы, поскольку вопросы, связанные с выдачей векселя должны рассматриваться вне рамок вексельного права. В целях соблюдения простоты юридической обязанности плательщика не допускается включение в контекст вексельного предложения (или обещания для простого векселя) различных указаний, позволяющих устанавливать причинную связь между действительностью юридической обязанности платить по векселю и действительностью сделки, лежащей в основе составления и выдачи векселя, а также различных указаний, позволяющих устанавливать причинно-следственную связь между исполнением юридической обязанности платить по векселю и прекращением обязательств по сделке, лежащей в основе составления и выдачи векселя.

Причинно следственная связь между возникновением или прекращением юридической обязанности плательщика по векселю и возникновением или прекращением обязательств по сделке, повлекшей составление векселя, чтобы привести к дефекту формы, должна следовать именно из текста векселя, а вовсе не из каких - либо иных документов. Причем вовсе не обязательно, что только из контекста реквизита, о котором мы сейчас говорим - предложения (или обещания) уплатить. Эта зависимость может усматриваться и через смысл и содержание иных реквизитов, например, через содержание реквизита "срок платежа". Нельзя допустить, чтобы в формулировку, например, срока платежа были включены указания на события, действия или иные обстоятельства, наступлением которых может быть осложнена обязанность плательщика по векселю или смыслом которых может быть нарушена простота вексельного предложения (обещания). Несмотря на то, что такое указание не будет включено в контекст вексельного предложения (обещания по простому векселю), и будет содержаться в тексте уже другого реквизита, а не в тексте самого предложения, оно может повлечь утрату документом вексельной силы, поскольку предложение платить становится лишенным простоты через содержание иных реквизитов.

Включение всяческих ссылок на указание глубинной сделки, лежащей в основе составления векселя, должно быть сделано крайне осмотрительно, дабы не допустить возникновения причинно - следственной связи между исполнением юридической обязанности плательщика и прекращением иных обязательств.

В связи с безусловностью предложения по переводному векселю можно утверждать, что: во- первых, возникновение самой юридической обязанности, сформулированной в предложении, сделанном в адрес плательщика не может быть обусловлено наступлением каких - либо событий, а во вторых, после акцепта векселя исполнение юридической обязанности акцептанта в обязательстве по переводному векселю также не может быть обусловлено наступлением каких - либо событий.

Для простого векселя уместно говорить только о юридической обязанности векселедателя, сформулированной в обещании уплатить определенную сумму.

Любое жизненное обстоятельство, на которое дано указание в векселе, а не только "определенные юридические факты", может быть квалифицировано как обуславливающее, если смысл текста векселя на это указывает. Даже такое, которое само по себе не влечет возникновения, изменения или прекращения каких - либо прав и обязанностей (разумеется, не принимая во внимание самого вексельного обязательства!).

Попытки обуславливания исполнения вексельного обязательства, к сожалению, встречаются в российской практике довольно часто. Нужно быть внимательным, поскольку иногда обусловленность платежа носит скрытый характер и выявляется косвенно в контексте других реквизитов.

Нет необходимости писать в векселе термин "безусловно", поскольку включение этого слова в текст векселя отнюдь не аннулирует условности возникновения или прекращения юридической обязанности плательщика, сформулированной в вексельном предложении (обещании), если таковая условность там содержится. Безусловность должна следовать из смыслового контекста, а не из формального указания на то, что оно (предложение либо обещание) "безусловно". И если вексель будет содержать, например, следующий контекст: " ... обязуется безусловно уплатить сумму один миллиард рублей с расчетного счета № 468963 в АКБ "ХХХХХ" к\с № ...... " и так далее, то несмотря на наличие слова "безусловно" исполнение обязательства становится обусловленным уже самим фактом существования расчетного счета с такими реквизитами, не говоря уже о существовании самого коммерческого банка "ХХХХХ".

Под термином "определенность" следует понимать указание векселе конкретного числового значения суммы векселя уже в момент его составления. Недопустимо указание в векселе различного рода алгоритмов для самостоятельного исчисления упомянутой суммы. Исключения из общего правила, когда сумма платежа по векселю становится определимой, предусмотрены в тексте самого Положения. Этих исключений два. Так, например, будет иметь место указание своеобразного алгоритма для вычисления требуемой суммы в случае включения в текст векселя оговорки эффективного платежа в иной валюте (статья 41 Положения) или включения в текст векселя условия о процентах, начисляемых на вексельную сумму (статья 5 Положения). В случае начисления процентов ставка процента должна быть указана в самом векселе.

Особое внимание следует уделять векселям, в которых имеется указание, что юридическая обязанность плательщика исполняется не деньгами. Передача имущественного эквивалента в счет средств, причитающихся в оплату по векселю (т. наз. "товарные векселя") - это отношения, которые находятся за рамками вексельного права и которые должны решаться в договорном порядке. Эти отношения не должны затрагивать содержание обязанности плательщика, сформулированной в векселе, поскольку указание на возможность альтернативного (не денежного) исполнения в тексте документа позволяет усмотреть порок "определенности суммы". К тому же сама обязанность плательщика, удостоверенная векселем, становится как бы смешанной (если можно так выразиться) и, следовательно, вексельное обязательство получает расширительное правовое содержание, что недопустимо. К дефекту формы простого векселя приводят и иные, весьма распространенные формулировки. Например, аналогичные следующей: "... Предприятие ХХХХХ обязуется оплатить этот вексель отгрузкой металлопродукции на сумму два миллиарда рублей непосредственно предприятию YYYYY ... ". В таком контексте отсутствует прямое обещание уплатить определенную сумму, удостоверенное таким "векселем". Вывод о существовании некоего денежного обязательства в размере два миллиарда рублей можно сделать лишь косвенно, подразумевая его существование. Но из текста документа существование денежного обязательства в размере два миллиарда рублей не следует.

1.3 Наименование того, кто должен платить (плательщика).

При написании этого реквизита во главу угла должен быть поставлен принцип достаточной определенности, соблюдение которого позволит однозначно индивидуализировать плательщика как субъекта той самой юридической обязанности, которая сформулирована в предложении платить. Этот "достаточный набор" атрибутов, необходимый для соблюдения принципа достаточной определенности, оказался за рамками чисто вексельного законодательства и находится в компетенции прочих нормативных и законодательных актов. Выдача простого векселя и акцепт переводного - это юридические факты, влекущие за собой возникновение обязательства как правоотношения.

Для физических лиц в качестве наименования субъекта этого правоотношения (плательщика в переводном векселе) должны быть указаны фамилия, собственно имя и отчество. Арбитражный суд (или адвокаты) могут занять позицию, что в соответствии с ГК, указание только фамилии или только собственно имени оказывается недостаточным для "приобретения... обязанностей" по векселю физическим лицом. Субъект юридической обязанности, удостоверенной векселем, должен быть однозначно индивидуализирован как физическое лицо. На этом тезисе в суде может быть обосновано доказательство, направленное на то, чтобы не признать документ векселем.

В целях абсолютно однозначной индивидуализации физического лица рекомендуется указать его паспортные данные. Без указания паспортных данных могут возникнуть трудности при акцепте и платеже, но их отсутствие не приведет к недействительности вексельного предложения (для простого векселя - обещания), если таковое было сделано по отношению (от имени - для простого векселя) к гражданину, поименованному посредством имени, включающего собственно имя и фамилию.

Для юридических лиц принцип достаточной определенности в индивидуализации лица, видимо, можно считать соблюденным, если указать следующие атрибуты юридического лица:

А) полное фирменное наименование юридического лица в соответствии с данными единого государственного реестра юридических лиц;

Б) организационно правовую форму юридического лица, что по сути дела является элементом фирменного наименования;

В) данные свидетельства о государственной регистрации или номер государственной регистрации по реестру вместе с местом государственной регистрации.

Атрибут В) в принципе факультативен, и его отсутствие не может быть квалифицировано как дефект формы, однако его неуказание может повлечь те же трудности, что и неуказание паспортных данных физического лица.

Неуказание организационно правовой формы юридического лица (атрибут Б) может повлечь утрату вексельной силы у документа, поскольку в суде может быть приведен довод о том, что без указания организационно правовой формы, плательщик в предложении по переводному векселю (векселедатель в обещании по простому векселю) не идентифицирован именно как юридическое лицо и следовательно не известно, вправе ли был принимать на себя юридические обязанности. Иногда вместо указания организационно правовой формы указывается функциональное назначение лица, из которого с неотвратимостью следует, что это именно юридическое лицо (банк, завод, комбинат, инвестиционная компания и т.п.). Мы не видим оснований к тому, чтобы неуказание организационно правовой формы, например, коммерческого банка или крупного завода было положено в основу решения о лишении документа статуса векселя.

1.4. Указание срока платежа.

Прежде всего следует заметить, что указание срока платежа не обязательно должно быть вписано в самом контексте вексельного предложения (обещания).

В соответствии с Положением, допускаются только четыре возможных формулировки сроков платежа по векселю:

а) на определенный день;

б) во столько - то времени от даты составления;

в) во столько - то времени от предъявления;

г) по предъявлении.

Векселя со сроком на определенный день.

Чтобы день был определен, должна быть указана точная календарная дата. Этого достаточно. Заметим, что под понятием "определенный день" скорее всего следует понимать именно указание календарной даты. Посылка к такому умозаключению содержится в статье 37 Положения, там речь идет именно о календаре. Указание определенного дня путем обозначения какого-либо события, относительно которого доподлинно известно, когда оно должно произойти, вряд ли можно признать соответствующим требованиям Положения, хотя в этом случае мы не возьмем на себя смелость безапеляционно утверждать, что такое указание будет квалифицировано как дефект формы. Вопрос спорный и окончательное решение может быть вынесено только судом. Когда "определенный день" обозначается путем указания календарной даты, вексельное законодательство допускает исключения из правил. Причем только два и исчерпывающим порядком. Одно - когда речь идет о применении в месте выдачи календаря иного, чем в месте платежа. ( статья 37 Положения). Второе исключение - когда срок платежа указан как "начало такого - то месяца", "середина такого - то месяца" или "конец такого - то месяца", подразумевая соответственно 1-е, 15-е и последнее число соответствующего месяца. (статья 36 Положения). Большинство векселей со сроком "на определенный день" содержит указание точной календарной даты - числа, месяца и года. Рекомендуется, в целях подстраховки от различных злоупотреблений, указывать число - двузначной позицией цифрами, месяц - прописью, год - четырехзначной позицией цифрами. Указание и числа и месяца цифрами в некоторых сочетаниях может быть квалифицировано как дефект формы этого реквизита, переводящий вексель в разряд суррогатов. Так, например, надпись "30.06.1998 г." скорее всего не вызовет неоднозначного толкования, так как в году всего двенадцать месяцев. А вот указание срока платежа как "05.04.1998 г." может быть истолковано и обязанными лицами и в суде как 5-е апреля и как 4-е мая 1998 г., чем нарушается идея "определенности дня". Даже если в этом случае не будет подниматься вопрос о наличии у документа вексельной силы, у векселедержателя, который пытается получить платеж по векселю, могут быть трудности, когда он придет за платежом 5-го апреля, а в ответ услышит, что он рано пришел и ему надлежит прийти 4-го мая. На месте нотариуса, которому будет предложено опротестовать вексель в неплатеже 6-го апреля, мы бы задумались над вопросом: в надлежащий ли день он совершает протест? На месте арбитражного судьи, который будет рассматривать иск к плательщику по такому векселю, мы бы попросили истца привести доказательства того, что запись "05.04.1998 г." была сделана в смысле 5-го апреля, и что указание даты перед указанием месяца (а не наоборот) является деловым обычаем в отношениях истца с этим плательщиком или с этим векселедателем. Эта неоднозначность толкования может быть использована также и прочими обязанными по векселю лицами в качестве возражений оплатить по регрессному иску. Если держатель предъявит вексель к платежу 5-го апреля, плательщик откажется платить, ссылаясь на то, что это надлежит сделать 4-го мая, послушный держатель смирно дождется 4-го мая и придет за платежом.

Векселя со сроком во столько - то времени от даты составления.

При таком способе формулировки срока платежа, надлежит определенно указать период времени, который должен пройти с даты составления векселя, а сам день платежа становится, таким образом, определимым. Ст. 36 Положения косвенно указывает, что исчисление срока должно производиться либо в днях либо в месяцах. Тем не менее прямо не указано, что нельзя использовать иные единицы измерения, предусмотренные ст. 192 Гражданского Кодекса, в частности, годами, неделями, кварталами. Вопрос о возможности использования иных единиц для измерения злополучного периода времени не столь очевиден для арбитров, поскольку формальное правило ст. 33 Положения указывает на недействительность векселей, содержащих "... иное назначение срока". В силу этого рекомендется с осторожностью относиться к векселям, в которых использованы иные единицы измерения периода времени, кроме дней и месяцев.

Векселя со сроком во столько - то времени от предъявления.

Статья 35 Положения указывает, что для переводных векселей речь идет о предъявлении к акцепту и срок начинает исчисляться от даты акцепта или от даты протеста в недатировании акцепта, а в случае отсутствия протеста - от предельной даты для предъявления к акцепту. Для простых векселей статьей 78 Положения предусмотрено, что срок течет с даты специальной отметки, подписанной векселедателем на векселе - отметки специально проставленной в целях начала исчисления указанного срока. Классический пример дефекта формы этого реквизита на простом векселе выглядит следующим образом: "Через сто восемьдесят дней с момента предъявления к платежу." Момент предъявления к платежу не является фактом для начала исчисления этих 180 дней. В векселях со сроком во столько - то времени от предъявления следует обращать внимание на способ указания даты акцепта (в переводных) и на способ указания даты проставления отметки (в простых), чтобы не получилось неоднозначности: то ли 5-е апреля, то ли 4-е мая. Если дата акцепта или дата отметки допускает неоднозначное толкование, как в приведенном выше примере, то, по нашему мнению, это может явиться основанием для признания документа невекселем, если будут трудности с получением платежа по этому и кто-либо из авалистов захочет снять с себя ответственность мотивируя это дефектом формы. Указание даты акцепта или даты проставления отметки имеет в данном случае существенное значение для указания срока платежа.

Векселя со сроком "по предъявлении".

Прежде всего, рекомендуется особо обращать внимание на то, каким образом сформулирована оговорка "не ранее". Абзац второй статьи 34 Положения говорит именно об определенном сроке, ранее которого не может иметь место предъявление, и допускает конструировать ограничение на предъявление только путем указания на срок, ранее которого не может быть предъявления, то есть путем запрещения на предъявление. В Положении не содержится норм, которые допускали бы конструировать ограничение для предъявления к платежу в векселях со сроком "по предъявлении" путем разрешения на предъявление после означенного срока. Если уже и вводится оговорка, то срок в этой оговорке должен быть определенным, а не определимым или хотя бы иметь привязку к началу его исчисления, если указание срока происходит путем указания на истечение периода времени.

Итак, по поводу оговорки "не ранее" необходимо резюмировать, что эта оговорка должна быть идентифицирована как таковая словами "не ранее", а не какими - нибудь фразами типа "после .. ", " при наступлении ... " и т.п.. Включение оговорки "не ранее" допустимо только в векселя со сроком "по предъявлении" или вообще без указания срока платежа. Для иных способов формулирования срока платежа введение такой оговорки чуждо и приводит к дефекту формы.

В соответствии с требованиями статьи 34 Положения переводный вексель со сроком "по предъявлении" должен быть предъявлен к платежу в течение одного года со дня его составления. Векселедатель может сократить этот срок или обусловить срок более продолжительный. Эти же правила применяются и к векселю простому на основании статьи 77 Положения. Таким образом, вполне допустимо, что в контексте формулировки срока платежа мы будем наблюдать прямое указание на срок, в течение которого у векселедержателя существует право предъявить вексель к платежу.

Совершенно отрицательно следует отнестись к попыткам указать срок платежа сначала цифрами, затем прописью или тому подобное. То есть, допустить последовательное указание сроков платежа. Такую точку зрения следует признать ошибочной, а такие векселя недействительными, поскольку статья 33 ЕВЗ императивно указывает на недействительность таких векселей.

Следует также заметить, что презумпция, установленная статьей 2 Положения, применяется, когда срок платежа в векселе вообще не указан, а не тогда, когда указан неправильный срок платежа.

1.5 Указание места, в котором должен быть совершен платеж.

При написании данного реквизита недопустимо:

а) указание нескольких альтернативных мест платежа по назачению (по выбору) векселедателя;

б) указание нескольких альтернативных мест платежа по назначению (по выбору) векселедержателя;

в) указание определимого места платежа;

г) указание несуществующего места платежа;

д) указание в качестве места платежа не определенного географического места, а некоей территории.

Отступление от этих правил нарушает смысловую нагрузку, которую несет в себе данный реквизит, отчего появляются основания говорить об отсутствии в документе силы векселя. Правильным вариантом остается указание на населенный пункт, причем на его правильное административное название (если хотите - указание на официальное почтовое название) с указанием района, где этот населенный пункт расположен.

1.6 Наименование того, кому, или приказу кого платеж должен быть совершен.

Недействительны могут быть признаны векселя, где в качестве первого держателя указано "предъявителю этого векселя" или ничего не указано. Это правило вытекает из п. 8 "Рекомендаций банкам по работе с векселями" *) (Утверждены письмом ЦБ РФ № 14 - 3 \30 от 09.09.1991г., далее - Рекомендации). При этом положение не воспрещает указания нескольких первых векселедержателей.

1. 7. Указание даты и места составления векселя.

Основная информативная нагрузка, которую несет в себе этот реквизит, состоит в том, чтобы определить действие во времени и в пространстве того законодательства, в соответствии с которым поступал векселедатель в момент составления векселя. Дата составления векселя несет дополнительную нагрузку, если от нее отсчитывается срок платежа, срок акцепта, срок предъявления для проставления отметки, и сумма процентов.

Этот реквизит будет считаться указанным с достаточностью, если он позволяет дать ответы на поставленные вопросы, то есть позволит установить действие законодательства и позволит определить упомянутые сроки. Ни Женевские Конвенции, ни Положение не устанавливают строгих правил для указания даты составления векселя, поэтому при написании этого реквизита следует руководствоваться общими нормами гражданского права и, вероятно, деловым обычаем. Определенность этой даты должна абсолютно однозначно явствовать только из текста самого векселя и ни откуда более. Если в тексте документа предполагается, что для уяснения даты и места составления векселя держатель должен обладать некоторыми специальными знаниями или делать дополнительные запросы, то это обстоятельство может послужить существенным доводом при доказывании в суде того, что вексель имеет порок этого реквизита и соответственно дефект формы в целом.

Недействительны векселя, в которых в качестве даты составления указана дата, несуществующая по календарю места составления. Также недействительными могут быть признаны векселя, в которых дата составления указана несколько раз. С этими доводами несогласиться в суде будет трудно.

По поводу указания места составления векселя необходимо отметить, что, исходя из смысловой нагрузки этого указания, здесь не предъявляется столь жестких требований как в реквизите "место платежа". Здесь, видимо, можно, указать определенную территориально - административную единицу, например, "Московская область", "Республика Ичкерия" и т.д.. Однако, рекомендуется все же более строго относиться к этому указанию и не позволять себе значительных вольностей, во избежание спорных ситуаций.

При указании на несуществующее место платежа документ теряет вексельную силу, если в суде будет доказано, что векселедержатель не в состоянии будет осуществить права из такого векселя.

При отсутствии (заметьте - именно при отсутствии, а вовсе не при неправильном указании!) особого указания, местом составления будет считаться место, поименованное рядом с наименованием векселедателя. Эта презумпция установлена статьей 2 Положения. Если ни явно (из особого указания), ни по умолчанию (из контекста наименования векселедателя) это место определить нельзя, то, без сомнения, мы имеем основания доказать в суде дефект формы векселя. В этой связи следует обратить внимание, что Положение не содержит требований, чтобы в переводных векселях место нахождения векселедателя и наименование векселедателя указывались особо.

1.8. Подпись того, кто выдает вексель (векселедателя).

Положение в статьях 1 и 75-й не требует в явном виде указания в векселе наименование векселедателя. Требуется указание так наз. "подписи". В простых векселях неуказание наименования векселедателя приводит к выхолащиванию содержания юридической обязанности, сформулированной в векселе, ввиду чего "обещание уплатить" перестает быть "обещанием", становится безадресным. Такие простые векселя, из текста которых не усматривается наименования векселедателя, ввиду безадресности юридической обязанности могут быть квалифицированы судом как не имеющие силы векселя. Переводные векселя, в которых наименования векселедателя не усматривается ни из контекста реквизита "предложение (обещание)", ни из контекста реквизита "подпись векселедателя", ни из специальных указаний в векселе, а содержится лишь автограф, также могут быть квалифицированы судом как суррогаты, ввиду дефекта формы, хотя бы по той причине, что невозможным становится осуществление одного из прав, закрепленных Положением - права на регрессный иск.

Реквизит "подпись векселедателя" должен содержать три момента:

А) Должно быть указание, что это "подпись векселедателя _______ Иванов И.И.." или "подпись от имени организации ХХХХХ ______ директор Иванов И.И. .. " (если организация ХХХХХ фигурирует в предложении или в обещании), а не просто "подпись _______ Иванов И.И.", поскольку в этой связи может быть не ясно кем же является Иванов И.И. по отношению к векселю. Может авалистом (или его уполномоченным лицом), а может тем, кто поставил на векселе расписку о получении частичной суммы, или главным бухгалтером плательщика или иным лицом. Слово "векселедателя" (либо упоминание организации ХХХХХ, фигурирующей в предложении либо обещании) представляется существенно необходимым элементом этого реквизита, поскольку прямо указывает на юридический факт выступления Иванова И.И. в качестве векселедателя (либо представителя векселедателя) по подписанному им векселю. То есть это индивидуализация Иванова И.И. как векселедателя (либо как представителя векселедателя). Отсутствие такого указания, нам представляется существенным основанием для того, чтобы доказать отсутствие у документа вексельной силы.

Б) Должна содержаться сама собственноруччная подпись - автограф.

В) В случае, если автограф может быть прочитан с однозначной определенностью, которая позволяет установить имя (фамилию и собственно имя) физического лица, которое его сделало, то указанием на то, что эта подпись исходит от векселедателя и самим автографом можно ограничиться. Однако, если однозначность прочтения автографа отсутствует, то необходимым представляется дополнительное указание имени физического лица, которое сделало автограф. Так называемая расшифровка подписи. Расшифровка должна полностью явствовать из текста самой вексельной бумаги, а не быть предметом графологического исследования почерка.

Указание паспортных данных лица, подписавшего вексель, не обязательно. Нотариальное удостоверение подписи необязательно, так как Положение не содержит требований на сей счет.

Раздел 2. Частные рекомендации относительно дефектов содержания векселя (дополнительных реквизитов, вневексельных реквизитов и иных записей).

В целях эффективного разрешения в претензионном порядке споров относительно наличия у документа силы векселя, векселедержателям рекомендуется придерживаться следующего подхода (принципа):

как только учинение дополнительной надписи на документе изменяет юридическое значение и смысл обязательных реквизитов (одного или нескольких) настолько, что смысл, значение и информационная нагрузка реквизита становятся несовместимыми с нормами вексельного права, или искажают права и обязанности лиц, участвующих в вексельном обязательстве, документ теряет силу векселя.

Иными словами, мы рекомендуем придерживаться концепции единства текста документа, целостности его смысла. Рекомендуем придерживаться принципа, когда не устанавливается приоритет вексельных реквизитов над прочей информацией в документе. Приписки, вневексельные и дополнительные реквизиты в этом случае могут иметь прямую смысловую связь с контекстом обязательных реквизитов, а могут и не иметь таковой.

Вопрос о допустимости или недопустимости приписок неразрывным образом связан с вопросом об установлении смысловой связи между этими дополнениями, контекстом реквизитов и правами, установленными вексельным законодательством. Анализ текста векселя, который не составляет его обязательных реквизитов, должен быть направлен на выявление таких смысловых искажений, которые вводят нас в противоречие с вексельным законодательством. И только таким дополнениям нет места в документе, иные дополнения, по нашему мнению, могут присутствовать в векселе. В вопросах данного анализа мы исходим из следующих посылок:

во-первых, вексель следует рассматривать как целостный законченный документ, а не как совокупность выделенных (экстрагированных) из текста обязательных реквизитов;

во-вторых, совокупность реквизитов устанавливает лишь необходимые, но не достаточные квалифицирующие признаки документа как векселя;

в-третьих, содержание прав, удостоверенныех векселем, определяется не только содержанием (текстом) обязательных реквизитов, но определяется также и содержанием законодательства. Через текст обязательных реквизитов лишь уточнено (конкретизировано) содержание некоторых из этих прав применительно к конкретному лицу - первому векселедержателю. Наряду с этими уточнениями, права из векселя определяются и законодательством.

Опираясь на вышеуказанные исходные посылки, вывод можно сформулировать несколько иными словами:

попытка сконструировать по воле составителя документ, наполненный иным правовым содержанием, чем то которое предусмотрено вексельным законодательством, неизбежно порождает "невексель". Это довод, который является веским аргументом в суде, чтобы доказать отсутствие у документа силы векселя.

Надо отметить, что среди некоторых приписок, затрагивающих смысловое содержание вексельных реквизитов есть такие, которые в соответствии с вексельным законодательством принято считать ненаписанными. Например, всякое условие, согласно которому векселедатель слагает с себя ответственность за платеж, считается ненаписанным. (см. статью 9 Положения) или условие о процентах в определенно срочных векселях (см. статью 5 Положения) или условие, ограничивающее индоссамент (см. статью 12 Положения). Если приписка затрагивает смысловое содержание обязательных реквизитов, то она будет считаться ненаписанной только в том случае, если это прямо установлено в Положении. То же относится и к различного рода оговоркам, включаемым в текст векселя векселедателем, и изменяющим смысл того или иного реквизита - допускаются только те оговорки, которые прямо предусмотрены Положением. Некоторыми юристами высказывается точка зрения, что любые (кроме обязательных реквизитов!!!) приписки и дополнения, противоречащие вексельному законодательству, должны игнорироваться как ненаписанные. Иными словами - что бы мы не написали в тексте векселя, если оно противоречит вексельному праву, то юридическое значение будет иметь текст вексельного законодательства, а не текст документа. Думается, что это не что иное, как выражение концепции "экстрагирования", с которой трудно согласиться. Эта позиция отчасти лишена логики, поскольку совершенно не ясно, кто будет "делить" текст векселя на реквизиты обязательные и реквизиты необязательные. Во всяком случае векселедержателю это будет сделать затруднительно. Текст документа оказывается неоднородным юридически - часть текста удостоверяет вексельные права, а часть текста игнорируется. Ко всему прочему, известно, что вексель это документ, претендующий на приоритет удостоверенных им формальных прав. И если уже говорить о таком приоритете, то следует придерживаться принципа юридической однородности текста документа. Иначе получится, что для части текста (обязательные реквизиты) приоритет формальных прав есть, а для другой части (дополнительные приписки и вневексельные реквизиты) его нет. Такой подход нам представляется не совсем верным. Именно по этому упомянутые нами документы, содержащие дополнения, чуждые нормам вексельного права, имеют веские основания к тому, чтобы быть квалифицированными как не имеющие вексельной силы с момента их составления. Однако, делать вывод о том, что концепция "экстрагирования" будет судьями отвергнута, а именно наша точка зрения будет с удовольствием принята судами конечно же нельзя.

При наличии на бланке векселя различных приписок, которые не вступают в противоречие с вексельным законодательством и не нарушают вексельной силы документа, необходимо понимать, что каждая такая запись на векселе может нести в себе определенное юридическое значение, о котором не подозревают авторы этой надписи. То есть, прежде всего, эта запись может быть истолкована как определенное юридическое действие того, кто ее поставил, направленное на вступление этого лица в само вексельное обязательство. Тем не менее, отсутствие действительной воли стороны в данном случае не может послужить основанием или доводом в пользу того, чтобы не признать такой документ векселем.

 
Вернуться в раздел «Стандарты АУВЕР» >>
 
Версия для печати
РЕКЛАМА
ИНФОРМАЦИЯ
Rambler's Top100